Архив автора: galanina_yul

«И даже Ангела Меркель» — вообще-то эта история о том, как мы купались голыми.

Действующие лица: я-пиратская мамочка (сочинитель сказок для детей и взрослых), пиратский папа (ихтиолог, садовод), мои подруги Рита (этнограф) и Лена (философ), мой двоюродный брат Вася (флейтист), муж нашей с Ритой и Леной подруги и однокурсницы Тани Саша (юрист, зам.прокурора в далеком северном городке), Ангела Меркель (канцлер). 

… В  то лето мы с Ритой ездили по вечерам на великах купаться на плотину — и это было здорово.  Час до плотины, потом в воду, потом обратно — красота!

А тут как-то без велосипедов встретились втроем — я, Рита и Лена — идем себе по берегу, не спеша, и вдруг Лена говорит: «Вот в прессу просочились снимки шестнадцатилетней Ангелы Меркель на нудистском пляже. А мы даже ни разу еще не купались здесь, на Якоби, голыми. Ночью. При свете звезд».

Наступила тишина.

А Лена гнет свое:

— Давайте искупаемся! Должны же мы хоть — когда даже Ангела Меркель, и та!

Угу.

Я как бы не против таких развлечений — но мне казалось, что они целесообразны были лет двадцать тому назад.  Потому что когда прелестный шестнадцатилетний ангелочек Ангела в компании подружек загорала голенькой — это одно, а вот если бы сейчас ее застукали — с нынешними формами — вот это была бы бомба!  Ну и потом в нашей компании я-то  была самая упитанная на тот момент. Рита носилась на своем велосипеде по всему городу, как Чингисхан, у Лены в самом крупном фитнес-клубе и йога, и пилатес, и бассейн, и босу всякие.   Но Ангела же Меркель.  И мы — на ее фоне — просто обязаны.

— Ладно, говорю, девочки. Лично  я — не против, раз уж Ангела Меркель и все такое. Но учтите, что меня-то, как гламурно-готического писателя, положение, можно сказать, просто обязывает регулярно купаться голой в общественных местах и совершать прочие эпатажные действия — для поддержания реноме — а у вас, дорогие преподаватели, под каждым кустом может студент обнаружится, а вы тут без трусов сверкаете.  Помнишь, Рита, как мы с тобой сходили в пивной паб на поэтический слэм, когда нас Тукса пригласила? (Первым, кого обнаружила Ритуля, усевшись за столик в пабе — своего собственного студента 🙂 , чуть позже, правда, я встретились со своими родными племянниками, что тоже получилось очень удачно 🙂 ).  Но у меня есть условия:  раз уж мы собрались купаться здесь, на заливе, мою неземную красоту должны охранять с боков и с тылу Надежные Люди.  Пиратский папа, Вася и еще кто-нибудь не чужой.  Вселенной всё равно глубоко плевать, как и на нас, так и на Ангелу Меркель,  а так хоть кому-то будет интересно и приятно. (Купаться голыми без мужиков, по моему мнению, это ж все равно что «пиво без водки — деньги на ветер»). И раз уж мы в полночь собрались купаться — нужно, чтобы кто-то нас привез и, главное, отвез. Наверное, это будет Вася на своем джипе.

— И Танюшкин Саша в городе, отпуск у него, — Рита говорит. — Наверное, его тоже можно позвать.

— Точно!

Вроде как все обсудили — и вдруг идея стала казаться все более и более притягательной, и действительно, как же так, в то время как Ангела Меркель, а мы тут сидим и лето проходит, срочно нужно. Ну и опять же — старший пират поступает, а если мальчик завалитпоступлениеипойдетвармию, где, разумеется, забудетвсечтозапихановегоголовунепосильнымтрудом всегопедагогическогоколлектива лицеяномертри и несможетреализоватьсвойпотенциал —  так будет хоть что-то хорошее  из этого ужасного лета вспомнить…

Решили, что дело откладывать нельзя — в эту же пятницу вечером.

Вечером говорю пиратскому папе:

— Девочки хотят голыми в полночь искупаться на городском пляже. Нужно, чтобы кто-нибудь нас посторожил,  — то есть ты и Вася.

А пиратский папа, такой, заныл вдруг:

— А чё сразу я? Вот же придумали! Я не могу!

Блин! Вот же облом.  Тут последний всплеск, можно сказать, молодости на стремительном перегоне от «раздевайтесь» до «покажите язык»,   а он уперся. В то время, как даже Ангела Меркель! Ретроград противный.

Ох и разозлилась я тогда.  Звоню Рите:

— Пиратский папа отказался — но мы все равно пойдем!  Теперь уже специально! Без него!  Как решили — так и пойдем в пятницу.

На следующий день пиратский папа  сам звонит, с работы:

— Ну что, ты уже говорила с Васей насчет вашего купания?

— Я?! Нет, конечно! Ты отказался — а Васе-то какой интерес на чужих голых баб  одному смотреть?  Тем более мы уже позвонили Саше.    Тем более мы уже позвонили Саше — и он не стал ломаться, в отличие от некоторых…

— Ну почему сразу отказался… Мне просто надо было подумать… Звони!  Только я в пятницу не могу, давайте в воскресенье.

— Хорошо. Только Васе про то, что мы голыми собираемся купаться, я не скажу — чтобы он не обрадовался раньше времени. Вдруг он такой же трепетный как ты.  Уже на берегу скажем.

Вроде бы все устаканилось, сговорились на воскресенье — и тут совершенно случайно  выяснилось, что на эту пятницу как раз приходился День ВДВ!  О-о-о, вот если бы мы, ничего не подозревая,  уперлись в этот знаменательный день на городской (весьма доступный) пляж купаться голыми —  девочки за сорок, два препода и одна домохозяйка —  думаю, жизнь бы наша расцветилась многими яркими красками, неизвестными ранее,  и о пресловутом женском одиночестве, если бы такая проблема стояла, можно было бы забыть раз и навсегда, невзирая на возраст. :)))

Но, видно, Ангела Меркель уберегла и мы поехали вечером в воскресенье.

Ну что вам сказать…  Планировать такие мероприятия в чем-то даже интереснее, чем осуществлять: да, было очень красиво, темная ночь, черные волны,  звезды, огни на плотине, огни Солнечного на той стороне. Но именно в этот день то ли дождь где-то на Байкале прошел, то ли еще что — вода оказалась холодной!

И виновник (виновница) торжества, без которой не было бы этой истории — пришлось чуть ли не сталкивать в воду.  Нам-то с Ритой, с одной стороны, как-то до этого и в голову не приходило, что можно искупать голыми, а с другой, когда пришло —  как солдаты, синхронно сняли трусы да плюхнулись в воду без особых сантиментов, решили/сделали.  А Ленка  застеснялась, давай упираться…:)

Саша повел себя как истинный джентельмен: «Девчонки! — сказал он. — Девчонки, не стесняйтесь! Темно же. Вот лично я — ничего не вижу. У меня вообще близорукость!  (минус один;))) )

 Ну как бы то ни было,  очутились мы голыми в воде. Ночью.  При свете звезд. Ведь даже Ангела Меркель!  Вселенная, как это водится, даже не вздрогнула от нашего героизма. А я до сих пор помню, как, сидя в воде,  прижималась голой попой к коленкам пиратского папы в поисках тепла, потому что йо-о-о… эта вода… она была ледяная, такая ледяная, что даже обжигала,  блин… как в ноябре вода, лето называется. Ничего нет в этом ночном купании эротичного — при такой-то  холодрыге-то!!!

Саша уверял нас, что вода вовсе даже и не холодная, и они там, на севере, купаются на корпоративах, как только лед на Енисее разломает — так и плавают наперегонки, отпихивая мешающие льдины. 🙂  А он и правда круто плавает.

Когда же мы с Ритой выбрались на берег — а произошло это очень скоро — позвонили Танюше.

— Ты не волнуйся. Мы сейчас перед твоим мужем купаемся голыми. Ему хорошо.

— Развлекаетесь, девочки? — спокойно сказала Таня. — Ну-ну, успехов.

На берегу на кусте уже висели чьи-то шорты — наверное, мы не одни были такими умными.

Но адский холод не дал нам развернуться во всю ширь — стуча зубами от холода, мы оделись,  да и поехали в Нору отогреваться: жарить шашлыки под водочку.  И очень славно посидели у нас, почти всю ночь.

Вася, на которого весь этот праздник свалился так неожиданно,  сказал, что  купание ему понравилось.  🙂

Ведь даже Ангела Меркель!

vel_1

Конная летопись #2

прошлой неделе мы в среду ездили в Смоленщину с младшим пиратом, чтобы почистить Ласку.

Правда мальчик быстро слинял от этой почетной обязанности.:)

Правда мальчик быстро слинял от этой почетной обязанности.:)

Ласка начала активно облазить, вся чешется, под пухом —  кожа пятнистая, чистый ягуар. 🙂

И живот у нее расстроился…  Оля начала делать ей инъекции. Витамины давать.

Чистили мы Ласку в шесть рук — и от удовольствия она  норовила навалиться всем телом на щетку и на того, кто ее чешет.

nl_31

В эту среду мы во-первых, гордо повезли деньги за август, а во-вторых нарвали травы, захватили огурцов и морковки. (В теплице у нас огурцы приноровились прятаться и под прикрытием листвы  вымахивать до конских размеров).

Мальчик для поездки на конюшню принарядился в свою любимую шляпу. Перо на ней как-то интересно надломилось и на ветру кончик его крутится пропеллером.:)

nl_28

Во дворе дома Дидиковых застали встречу двух котов: один вырыл ямку и уселся в нее для своих важных дел, другой пошел узнать, чего это он там застрял.:)

"Уйди! Не видишь, я гуляю".

«Уйди! Не видишь, я гуляю».

Весь дружный конно-понный коллектив конюшни встретил нас живописно торчащими гривами, словно после парикмахерской (наверное, конюх Леша постарался).

nl_26

У Булата такой чубчик распушился:)

У Булата такой чубчик прелестный на лбу распушился:) Ну просто первый парень на деревне, картуза набекрень не хватает и гармони. 🙂

Оля в этот вторник свозила кровь Ласки на анализ.  Результат — вполне предсказуемый для искусственно вскармливаемого ребенка: анемия, недостаток железа, кальция.

И мы как раз попали в тот момент, когда Ласке ставили капельницу с общеукрепляющим раствором:

nl_12Иглу лошадям вводят в вену на шее.

ml_11Конюх Леша веселится — ему нравится быть  конным медбратом.  Препарат поступает в кровь довольно быстро.  Не прошло и двадцати минут, а Оля уже зажимала ранку, чтобы кровь остановилась:

nl_10

И после обеда собралась умчаться  в ветеринарную аптеку где-то на другом конце Иркутска, на Красноказачьей,  за другим препаратом — белковым, начинается на «дю..» 🙂   А этот, общеукрепляющий, вызывает еще и сонливость у пациентов. Уже во время капельницы глаза у Ласки закрывались. Потом она немного встрепенулась, вышла с нами из стойла. Попила водички из корыта:

nl_6

Потом увидела пакет с травой:

nl_8Заинтересовалась и давай пощипывать.

nl_7Она пока не сколько ест, сколько учится траву жевать, мусолить во рту.

Как выясняется, девочка-то наша, похоже, жгучая брУнетка будет:

nl_5Вон под бурым пухом какая чернота лезет. Вороная?

А потом Ласку разморило: она встала около двери конюшни на самом солнышке и задремала, бедолага:

На ослика похожа.:)

На ослика похожа.:)

А приятель ее по конюшне, жеребенок Бриз в этот раз и не думал дремать:

nl_13Любопытствовал.:) Уши у него интересные получились: кончики вовнутрь загнуты, сами ушки с каемочкой — породистый, не хухры-мухры.  Мамаша евойная гнула шею лебедем:

nl_24А мальчик наш пристроил собаку повыше:

nl_23И занялся своим любимым делом:

nl_2Надо будет видео снять — чтобы слышно было, как он хохочет, кормя одновременно лошадь и пони.

Огурцы имели оглушительный успех среди постояльцев конюшни:

nl_19«Чего это там у вас, а?!»

nl_22«Зеленое какое-то…»

nl_21«О, поживешь с вами — научишься есть всякую гадость!»:) (с) Карлсон.

nl_4«Когда ты, милый мальчик, пихаешь мне огурец снизу — мне приходится нагибать шею, но из уважения к тебе я его съем, не волнуйся и  не мелочись, кидай все, что там у тебя в руках!»

В этот раз мы получили очередное доказательство того, что Белый Кот считает себя конем.  Прознав, что Ласку будут лечить, он тут же примчался, чтобы все лично  проконтролировать:

nl_25nl_9Увидел пакет с травой:

nl_18Пакет с травой?

nl_16И что она тут делает… И плюшевыми собаками странно пахнет…

nl_15Ладно, трава — так трава!

nl_14Нам, коням, трава необходима!

А по сену ситуация такая: в среду же утром Оля ездила в Ново-Ленино смотреть, что предлагают: фура со станции Мама едет в Эрхирит-Булагатский район, в город не заезжает, встала на окраине Ново-Ленино. Сено в рулонах по триста пятьдесят килограмм, просят за рулон три тысячи пятьсот рублей. А сено-то не очень…  В части рулонов — подопревшее, гниет там себе. А стоит нехило.  (В прошлом году за качугское сено просили две с половиной тысячи рублей за рулон, да и в рулоне сена-то было побольше).  Люди со станции Мама уверяют, что заготовили триста рулонов.

Решено было в этот раз сено у них не брать, пусть везут, куда везли  — а если другой поставщик не объявится, девчонки-владелицы конюшен объединятся и  какое-то количество из этих заготовленных трехсот мамских рулонов возьмут, тщательно проверяя каждый.

Продолжение следует…

 

 

Конная летопись #1

31.07.2015 /Иркутск

Последний день июля.

Сегодня утром моросил мелкий дождик, живность прячется под крышей.   А я расскажу о том, что было на прошлой неделе.

В Смоленщине, в конюшне Дидиковых проживают не только кони и пони.:)  Там еще и коты квартируют:

Это патриархи.

Это патриархи.

Причем коты, похоже, считают себя конями. Вот этот белый с пятнами, которого зовут просто Кот,  приноровился одно время в манеже появляться, когда там лошадь работает.  Садился ровнехонько на ее пути — и сидел с важным видом, не обращая внимания на ее галоп, на то, что лошадь в прыжке  сейчас ему на голову приземлится. Еще и шипел недовольно, когда гоняли.

Когда же слякотно, он предпочитает — как самый главный конь на этой территории —  дремать в амуничнике, рядом с седлами.

Важно так дремлет.:)

Важно так дремлет.:)

Остальные кони несколько удивляются этому нахалу:

L_19

L_20

Но терпят: тут их терроризировала  мелкая, но значительно более опасная разбойничья шайка, о которой я расскажу позже — на их фоне желание взрослых котов был полноценными конями выглядит просто милой причудой.:)

Затаившийся Залп знает, о чем я.;)

Затаившийся Залп знает, о чем я.;)

Ласку начинают понемногу приучать быть лошадью:

В солнечный денек кобылу Звезду и ее жеребенка Бриза вывели на простор под сосны — попастись, позагорать, размяться.

Оля и Звезда.

Оля и Звезда.

Каждый член звездного семейства, попав на пикник, занялся любимым делом:

Большую часть своей жизни Бриз проводит именно в таком положении:)

Большую часть своей жизни Бриз проводит именно в таком положении:)

Бриз удачно изображал свой любимый номер: «Ой, скотинка сдохла, на спине валяется!» — и тут появилась наша принцесса.

Ласка собственной персоной

Ласка собственной персоной

Убедилась, что мир такой большой, а она такая маленькая — поэтому она резко развернулась и давай долбить лбом в калитку, требуя вернуть ее обратно в стойло.  🙂

А злые люди никак не хотели калитку отворить.

А злые люди никак не хотели калитку отворить.

Слышали бы вы это жалобное ржание — «пустите меня домой, я пони, мое место там!»

Бриз встрепенулся,  решил проверить, что за оживление:  может другим  вкусное дают, пока он тут ушами хлопает. Увидев, что к нам приближается огромный страшный конь — выше ее на целых полголовы — девочка дала стрекача.

И исключительно удачно спряталась за сосной:

l_16

Совершенно невидимая девочка

Убедившись, что поживиться нечем, Бриз снова убрел на солнышко, плюхнулся на бок, уткнул нос в землю и начал трудолюбиво сопеть — чтобы пыль от ноздрей  разлеталась красивыми фонтанами.

После долгих уговоров Ласка согласилась подойти поближе к лошадям —  но строго следила, чтобы Оля была рядом. 🙂

l_12И все равно забор был интереснее всего.

А сейчас Оля ведет переговоры по сену.  Скоро станет понятно, чем они увенчались.

v_1

«И немножко хозяин собаки…» (с)

Прямо и не знаю, с чего начать и как сказать, поэтому издалека заеду: фразу, вынесенную в заголовок, произнес в свое время старший пират, будучи маленьким мальчиком.

Я тогда привезла из Москвы пекинеса Леву —  что-то непонятное, размером с варежку. Мальчик обрадовался, но решил сразу прояснить некоторые моменты и сурово спросил: «А кто будет хозяин собаки?»

«Я буду хозяин собаки!» — не менее сурово отчеканила пиратская мамочка.

«А можно я буду хозяин кота — и немножко хозяин собаки?…»

Так вот, нежданно-негаданно я теперь, похоже, немножко хозяин ЛОШАДИ. 

Некоторое время назад приезжаю я в Смоленщину на занятия верховой ездой ( http://yulgal.livejournal.com/272525.html#comments ), а Оля Дидикова:

Ольга Дидикова, владелица конюшни, вет.врач, сертифицированный конный инструктор.

Ольга Дидикова, владелица конюшни, вет.врач, сертифицированный конный инструктор.

какая-то уставшая очень уже  с утра.

— А у нас, говорит, малыш в конюшне появился.

Я обрадовалась:

— А  какая кобыла родила?

— Никакая не родила, — говорит Оля. — Папа ездил по делам и увидел, как собаки рвут совсем маленького жеребенка. Он собак отогнал и малыша домой привез — прямо в багажнике микрика, как собачку.  Оказалось, это кобылка, не старше двух недель. Непонятно, что с ее матерью случилось и как так произошло, что собаки смогли от кобылы детеныша отогнать, но она от них удирала со всех силенок, а когда силы закончились, собаки ее догнали, накинулись и начали задницу ей рвать.  Одна, под хвостиком, особенно глубокая, а эта барышня вредная скачет по стойлу, как козлик, брыкается, когда ей попу обрабатываю, раны промываю. Гноятся же! Она еще грудничок, даже траву есть не умеет, совсем слабенькая,  приходится сейчас ее через каждые  три часа кормить, и днем, и ночью — встаем с Машей по очереди.  Назвали мы ее Ласка.

Всякий, у кого маленькие дети были, помнит это чудесное состояние, когда из-за постоянных кормлений тебя на ходу ветром колышет о постоянного недосыпа.

Пошли мы находку смотреть — а там в стойле стоит эта принцесса Жопа Покусанная — существо размером с овчарку, только что ножки длинные и тоненькие. Гривка как щеточка и хвостик смешнючий: мочалкой. И не морковкой ее не угостить, ни травкой — грудничок, только молоко пока сосет.  Тычется в мой рюкзак оранжевый мордочкой и тычется. Сначала понять не могли, чем он ей глянулся, а потом Оля сообразила: «Так мы же ее из оранжевого ведра поим!»

Вот же, думаю, какая судьба удивительная у лошадки: не проезжай там мимо Олин папа, лежала бы сейчас кучкой обглоданных костей у дороги. Другой бы человек, даже если бы и спас жеребенка — что бы он с таким малышом делал? А Ласка попала в удивительную семейную конюшню к Дидиковым, словно счастливая звезда ее привела туда, где точно спасут.

Жить ее определили рядом с пони: Булатом и Былиной.

— Ты, Ласка, теперь тут на правах пони, —  говорю, — так что веди себя хорошо, не брыкайся, когда попу лекарством мажут.

Понемногу Оля Ласку вылечила — а пришлось перепробовать разные антибиотики, глубокая рана долго гноилась. Лошадка начала отъедаться и расти, и даже хвост уже не мочалку напоминает, а метелку.

Вот такая вот уже она огромная, Ласка, загородка в стойле - мне по пояс.:)

Вот такая вот уже она огромная, Ласка, загородку переросла.:)

Но вот сейчас во весь рост встал вопрос, а как же быть дальше?

Конюшня у Дидиковых — семейная, маленькая.  Даже я, человек, знакомый с лошадьми больше по картинкам, понимаю, что в современном мире лошадь давным давно уже роскошь, а не средство передвижения…

Типичная городская картинка

Типичная городская картинка

Лошадь — она же не кошка и не собака, это крупное животное.  (Мы тут с Лизой Дидиковой-младшей  пытались самостоятельно, без Оли, уздечку на Гурмана надеть. А чтобы лошадь охотнее железные удила в рот взяла, ей их с кусочком сахара предлагают. Гурман:

Гурмаша, очень спокойный и доброжелательно настроенный к людям конь.

Гурмаша, очень спокойный и доброжелательно настроенный к людям конь.

сахарок охотно съел — и голову поднял с хитрым видом: «Вы что, девочки, дурака нашли? Буду я ваше железо жевать, дожидайтесь!» А мы обе  до его головы достать не можем, прыгаем, как два хоббита около элефанта,  хоть за табуретом иди. Еле-еле на него узду натянули и то, ухо застряло не там, где надо, несколько набекрень вся красота получилась:) )

Так вот, лошадь — крупное животное. С другой стороны Иркутска, там, где просторы Бурятского автономного округа, там имеют возможность содержать лошадей в табунах,  когда кони, как я понимаю, ходят летом в поле толпой, траву щиплют, и лишь зимой, когда холодно,  стоят в загородках и питаются заготовленным сеном.  Там у лошадей свободы больше — но жеребята всегда при маме, которая им и еда, и защита, сироту со стороны в табуне аплодисментами не встретят, ей надо к кому-то прибиваться, а какая лошадь подпустит чужака, когда свой проглот тут насухо высасывает?

Село Смоленщина находится с другой стороны Иркутска, более лесистой. На Шелеховском тракте, на берегу Иркута и Олхи. Она зажата между Иркутском и Шелеховым и очень активно застраивается: и место живописнейшее, и до города рукой подать, пятиэтажки Синюшиной Горы прекрасно видны из огородов Смоленщины. Здесь коням негде разгуляться и они на стойловом содержании: иначе интересы людей и коней придут в противоречие и кони неизбежно пострадают. Конюшня у Дидиковых семейная, небольшая. Есть в собственности земля за Шелеховым для новой, более крупной конюшни, где лошадям будет значительно вольготнее, чем здесь,  но кризис нанес удар и не по таким планам.  Не от хорошей жизни пришлось продать  красавца Жорика:

В Жорике есть что-то индейское!:)

В Жорике есть что-то индейское!:)

Выставить на продажу Залпа: http://yulgal.livejournal.com/277824.html?mode=reply#add_comment

Залп удивляется.

Залп удивляется такому обороту дел.

Содержание лошади  — удовольствие не из дешевых, а в добавок к катаклизмам, устроенным людьми, природа тоже внесла свою лепту: начало лето было аномально жарким и сухим, трава не уродилась ни в Качуге, откуда заказывают сено Дидиковы, ни в Усть-Орде (как нам сказали буквально в прошлую пятницу, когда мы были на большом празднике обмывания диплома художницы Любаши Сазоновой и думали, может быть там что найдем). Сейчас пошли дожди — а поздно, уже не успеет, скорее сгниет.  И когда во влажном Иркутске видишь зеленые газоны, в это сложно поверить — но сено косят не в иркутских парках.  Хотя, возможно, надо попробовать… 

Конюшню держат на плаву отнюдь не уроки верховой езды: http://vk.com/club21141887?w=wall-21141887_111, а кони-постояльцы, хозяева которых платят за постой.

Постой взрослой лошади в конюшне стоит 10 000 (десять тысяч) рублей.  В эту цену входят: корма (закупка сена, овса и «зеленки», хранение их), само кормление четыре раза в день ( я уже знаю, что овес надо запаривать в огромной кастрюле),  уборка, уход, чистка, лекарства, вет.обслуживание, регулярная работа с лошадью в манеже — грамотная работа!, — и все это без выходных и проходных, каждодневный тяжелый труд  и в зной, и в мороз, и в слякоть.

А здоровье лошади напрямую зависит от этих самых условий содержания.  Я знаю Олю и Машу уже лет пять — когда одна была еще школьницей, другая — студенткой —  и за это время, тьфу-тьфу-тьфу,  с лошадьми было все хорошо.  А это говорит об очень многом.

Счастливая звезда Ласки привела ее именно сюда.  Значит, так надо.

Сейчас она не представляет интереса для настоящих конников: она же сирота, неизвестно откуда, непонятно, ни кто мама, ни кто папа. Если человек заводит себе лошадь, он, как мне кажется, тщательно планирует этот процесс: жеребенок у кобылы рождается раз в год, его ждут, знают,  от кого он, какой породы, какие качества наследует,  все очень важно.  (Я же по этому поводу помню только чудесную историю Владимира Гиляровского из книги «Москва и москвичи» про то, как купец-старообрядец Алексей Федорович Стрельцов неожиданно для всех —  и для себя самого — стал любителем конного спорта:

«Алексей Федорович не смел говорить брату об увлечении, которое считал глупостью, стоящей сравнительно недорого и не нарушавшей заведенного порядка жизни: деньги, деньги и деньги.

Ни знакомств, ни кутежей. Даже газет братья Стрельцовы не читали; только в трактире иногда мельком проглядывали журналы, и Алексей единственно что читал — это беговые отчеты.

Раз только в жизни полиция (! Г.Ю.)  навязала богатым братьям два билета на благотворительный спектакль в Большом театре на «Демона». Алексей взял с собой Леньку-конюха.

Вернувшись домой, оба ругались, рассказывая Федору Федоровичу:

— И опять все вранье! А как он орал, что Вольный сын Эфира; а ты меня, Леня, в бок тычешь и шепчешь: «Врет!» И верно врал: Вольный сын Легкого и Ворожеи. » 🙂

В Большом ставили «Демона» Михаила Лермонтова, где демон обращался к  Тамаре: 

Тебя я, вольный сын эфира,

Возьму в надзвездные края;

И будешь ты царицей мира,

Подруга первая моя

Ну вот, а  у нас как раз самая настоящая дочь Эфира, а отнюдь не Легкого и Ворожеи.  Да еще и попавшая в такую  переделку в самом начале жизни.

И для Ласки очень важно этот первый год жизни провести в семейной конюшне Дидиковых, понемногу привыкая к мысли, что она все-таки лошадь, а не пони. Пока же она старается держаться поближе к пони, лошадей побаивается  и считает Олю своей мамой, соглашается бегать только с ней. Кобыла Звезда малышку не обижает, но она кормит своего отпрыска Бриза: такого лоснящегося  двухмесячного кабанчика, который насосется мамкиного молока и брыкается на бок. Валяется беззаботно под соснами, а около ноздрей у него такие интересные султанчики пыли поднимаются. Он пытается играть с новенькой — но она пока дает от него деру. Бриз и значительно больше Ласки.

И если Ласка будет не нежданной нагрузкой, а полноценным постояльцем, приносящим пользу в общий котел, то это пойдет во благо и ей, и конюшне.  Содержание же жеребенка до семимесячного возраста обходится в 5 000 (пять тысяч) рублей в месяц. С семи месяцев до полутора лет — 7 000  (семь тысяч) рублей в месяц. От полутора лет лошадь уже идет по взрослым расценкам, то есть 10 000 (десять тысяч) рублей в месяц.

Сейчас Ласке полтора месяца.  Я оплатила ее летнее содержание. Не потому, что мы такие уж миллионеры, держатели рысаков.  Свекровь прислала мне десять тысяч на день рождения, да и летом, пока отапливать Нору не нужно, есть какая-то возможность для маневра. Но зима-то близко… Как только станет прохладно и нужно будет включать электрокотел — наш семейный бюджет разлетится вдребезги. Но я не могу смотреть, как девчонок шатает от усталости, потому что надо и днем, и ночью ведра с молоком Ласке носить (и ведро пустеет с каждым разом все быстрее)   — а тут приезжаю я, такая барыня, Известная Писательница (тм) и Оля меня бесплатно верховой езде учит, чтобы был материал для второй книги «Княженики».  (Занятия происходят примерно так: «Оля, как только ты отвернулась, Гурман бил копытом! (Несомненно, в ярости.) И явно запланировал откусить мне руку…»  «Юля, он переступил с ноги на ногу. Он же живой:)»)  Тут хоть какая-то помощь от меня — но являюсь ли я владельцем лошади? Что-то я сомневаюсь…  Я ничегошеньки не знаю о лошадях, какой из меня владелец.   Но это не отменяет необходимости найти средства на содержание Ласки.  Она тычется в МОЙ оранжевый рюкзак!

Хоть мы и не Старки, а зима, тем не менее, приближается и никуда от этого не деться.

Поэтому я, писатель Юлия Галанина,  объявляю о создании ЗАКРЫТОГО КОННОГО КЛУБА «Лошадка Ласка» — основной целью которого как раз и является содержание Ласки:

Вот как-то так на самую скорую руку.

Вот как-то так на самую скорую руку.

Мы принимаем любую искреннюю помощь в этом очень непростом деле.

И объявляем подписку на право доступа к новостям Клуба:  я создала закрытую группу ВКонтакте, на этом сайте будет вестись закрытый раздел — где я буду рассказывать о жизни Ласки и ее соседей по конюшне, выкладывать фотографии, видео. Первый год жизни жеребенка — мне самой  бесконечно интересно, какой он, я же не знаю, как они растут!  Пока даже не понятно, какого она будет цвета — жеребята «цветут», первый пух у них может быть одной масти, а основная шерстка — другой. И мы будем видеть это все моими глазами.  Вся самая свежая информация будет только там,  в открытом доступе будут выкладываться только анонсы.

Стоимость месячной подписки составляет 100 (сто) рублей в месяц. За эти деньги человек становится членом ЗАКРЫТОГО КОННОГО КЛУБА «Лошадка Ласка» и получает доступ в закрытую ВК группу, либо в закрытый раздел на этом сайте, либо ему на адрес электронной почты высылается вордовский файл с текстом и фотографиями, если так ему удобнее. Минимальное количество новостей в месяц — четыре,  то есть один рассказ из жизни маленькой лошадки стоит всего ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ рублей — и даже дешевле, потому что новостей будет больше. (Разумеется, в жизни есть место форс-мажору, мы не застрахованы от болезней и всяческих катаклизмов, но раз судьба хранит Ласку, может быть, она и к нам будет благосклонной?)

Стоимость годовой подписки на право доступа к новостям Клуба — 1000 (одна тысяча) рублей. Если разделить эту сумму на двенадцать месяцев, то получится меньше ста рублей в месяц.  А поскольку сено закупать нужно сейчас, то всякий, перечисливший одновременно тысячу рублей, получает ДВА ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ БОНУСА.

Бонус номер один: в благодарность перечислившему я могу выслать — Почтой России по территории России, за мой счет —  на указанный им адрес бумажный экземпляр своей книги с автографом (либо «Кузину», либо «Миледи») плюс СД-диск, на котором записаны авторские версии таких книг как:

  • 1,2,3,4 книги цикла «Аквитанки»;
  • 1,2,3 книги «Драконьих хроник», повествующие о приключениях Пушистой Сестрички,
  • «Кузина»
  • «Миледи»
  • «Побег из преисподней»
  • «Княженика. Золото»
  • «Приключения поваренка Бублика»

— и получатель сможет насладиться Ачепятками и Ашипками автора. 🙂 (Помню абсолютно счастливого старшего пирата, вернувшегося из школы: он всем своим пятым классом обнаружили у Гоголя ошибки в русском языке и это был праздник для детей.)

Бонус номер два: перечислившему тысячу рублей на содержание лошадки Ласки представляется ОДИН ЧАС ВЕРХОВОЙ ЕЗДЫ БЕСПЛАТНО.  (Обычные условия http://vk.com/club21141887?w=wall-21141887_111) 

В качестве дополнительного  поощрения всякому, перечислившему больше  одной тысячи рублей  перех верховой ездой в семейной конюшне Дидиковых я лично могу почистить и заседлать лошадь (Гурмана), только с условием, что Оля, либо Маша, либо Лиза Дидиковы проверят, правильно ли я все сделала.

Перечислить средства можно по следующим реквизитам:

Яндекс-деньги: 410011396152876
Киви-кошелек:+79148889453
Карта Сбербанка: 5469180012172014

Счет в Paypal:   laskaloschadka@gmail.com

Если ни один из перечисленных выше способов Вам не подходит, напишите мне на yulgal@yandex.ru, мы что-нибудь придумаем.

И как только мы собираем сумму, позволяющую закрыть месяц содержания Ласки в конюшне

Вот такой эта девушка была две недели назад, хвост уже не мочалкой, вполне себе лисий хвост.:)

Вот такой эта девушка была две недели назад

— в закрытой группе я расскажу смешную историю о том, как в 2013 году мы теплой компанией купались голыми на заливе Якоби.

С уважением,

Галанина Юлия.

Иркутск, Гора_Нора,  28.07.2015 г.

 

 

«Территория» — книга, фильм.

«… Снегопад в июле утвердил поколебленный жарой

тезис:  «Территория есть Территория».

Журналисты, прибывшие освещать навигацию,

теперь уверенно щеголяли по улицам

в импортных сапогах и куртках,

предусматривавших чрезвычайные случаи жизни.

Территория есть Территория.

Тундровые  пожары затихли. Установилась нормальная погода из холодного солнца, дождей и ветров.

(Олег Куваев. Территория. — М. изд-во»Paulsen», 2015,  С.107)

Авторы: Владимир Максимов и Эдуард Гизатуллин.

Авторы: Владимир Максимов и Эдуард Гизатуллин.

Где-то там —  далеко-далеко  — раскинулась необъятная Территория.

Если в Иркутске  встать в полдень затылком к солнцу, то смотреть будешь прямо на север, а Территория — она где-то на северо-востоке. За Байкалом; за вздыбленными горами, где гряда сменяет гряду, гудит гнус в глухих распадках, а по продавленным в незапамятные времена  ледниками долинам вьются реки и синеют глаза озер;  за бескрайними тундрами, болотами и марями, там, у Ледовитого океана встанут стеной странные холмы — у которых верхушки словно срезаны — там и надо искать Территорию.

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин  http://vk.com/album-37440610_155359954

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин http://vk.com/album-37440610_155359954

 

Есть Главное Геологическое  Управление в столице.

Москве подчиняется Город на берегу океана —  5680 километров от Москвы.  Там тоже Управление, но уже региональное. Главное богатство Города —  золотоносная Река и земли вокруг нее.

Городу подчиняется Поселок — 1410 километров от Города.  Это  вотчина «Северстроя», порт, бараки — общежития. Двухэтажное здание геологического управления — полярным летом его окна светятся круглосуточно, отражая стеклами оранжевое солнце.  Поселок — столица Территории, Кетунгского нагорья, холмов Нганай, холмов  Марау.

Заштатная Территория, заштатное геологическое управление вдали и от Города, и от Реки.

Территория считается царством олова: оловоносной геологической провинцией.  Там  залежи касситерита, оловянной руды.

А олово и золото на одной территории не уживаются. Во всяком случае, так считается, так было в других местах.

Война закончилась, основные раны страна залечила. Наступают шестидесятые годы.  Золото стране нужно — это валюта. Но нужно промышленное золото, то есть месторождение (ия) золотосодержащих руд, из которых золото можно извлечь в промышленных масштабах. А разведка такого золота требует огромных средств, и никто не даст их для территории, на которой царит олово, с золотом не уживающееся.  Касситерит — это тоже неплохо.

Авторы: Владимир Максимов и Эдуард Гизатуллин. http://vk.com/album-37440610_155359954

Авторы: Владимир Максимов и Эдуард Гизатуллин. http://vk.com/album-37440610_155359954

 

Но вот в геологическое управление Поселка переводится главным геологом Будда: человек с репутацией тяжелого танка с полным боекомплектом. Илья Николаевич Чинков. Инженер-геолог, золотишник.

Будда  — разведчик и добытчик золота для государства. Открыватель крупнейшей золотой россыпи на Реке.   Он знает, что золото на Территории есть. Но ему нужны доказательства: не для себя, для Города. Чтобы получить средства для полномасштабной разведки и разработки.  Золото крайне нужно Городу:  за последние три года  добыча его на Реке упала —  вычерпали. Или будут найдены новые площади, или — всем привет. В том числе и Поселку:  в недрах Управления зреет мнение, что, поскольку после войны такой уж острой нужды в касситерите больше нет, а содержать Поселок дорого, проще законсервировать, людей вывезти, оставив съемочную партию, пусть потихонечку ведут съемку.    Но вот только не надо разбазаривать государственные средства, делая вид, что идет поиск золота на территории олова, таких вот сказок — не надо, товарищ Чинков. («Ну и сволочь же ты, товарищ Робыкин, точно выбрал время для сведения личных счетов!»  )

Чтобы победить в этой тихой, но безжалостной войне,  Будде нужно решить две основные проблемы:

НАЙТИ золотоносные площади.

ПОНЯТЬ, почему золото там, каким образом золото на Территории уживается с оловом вопреки всему, что было известно ранее.

Чинков — полководец.  У него есть свои, преданные ему лично,  люди: такие, к примеру,  как личный адъютант и  правая рука, легендарный промывальщик Куценко по прозвищу Скарабей, способный уловить золотые следы там, где  и ушлый артельщик не намоет.  Найти золото он может, а вот понять закономерности…

Возможно, золото есть за рекой Ватап. А может быть, в долине реки Эльгай.  Если, конечно, оно не прячется в верховьях реки Китам. Но золото на Территории есть!

Чинков — самый молодой среди корифеев-валютодобытчиков, с их точки зрения он — мальчишка, выскочка.  Но  — годы.  Инфаркты.  Силы уже не те.

И Будда ищет среди геологов «Северстроя» себя молодого: сильного, выносливого, азартного, честолюбивого —  не до премий, надбавок и почестей, а  жадного до неведомого.  Способного пересечь непроходимую реку Ватап, пройти маршрутом по нехоженым землям, принять, в случае неудачи, всю тяжесть вины на себя, объявив эту авантюру личной инициативой,  но добыть,  принести данные, проанализировать и геологически обосновать золото Территории.

Его выбор падает на молодого геолога, вятского парня Сергея Баклакова,

http://vk.com/album-37440610_155359954

http://vk.com/album-37440610_155359954

 

Вот только не надо думать, что Будда благостно выбрал себе преемника, молодого Пушкина,  и «в гроб сходя, благословил». Ага, сейчас!

Шиш бы Будда подпустил Баклакова к Территории, если бы не возраст, если бы ноги ходили, как раньше, если бы не сердце, надорванное инфарктами, не прокуренные до черноты легкие: ушел бы в маршрут сам, никому не отдал бы это счастье пройти своими ногами по золотым следам, проломиться через непролазные топи, перемахнуть заснеженные  горы, впитать в себя всю эту землю с  дурманящими запахами трав, смолистого стланника,  северного ветра, поймать за хвост золотого змея, выволочь его из вечной мерзлоты — и ощутить утробную звериную радость от собственного могущества, оттого, что смог, нашел, понял! Никто не смог — а он, Будда, смог! Никакие медали и премии, никакие застольные тосты и уважительный шепоток за спиной даже близко не сравнятся с этим чувством собственного могущества.

И вот эту радость приходится, скрипя зубами, уступать молодому: который, разумеется, все запорет, утонет, не дойдет, не поймет, щенок, где ему!,   а нужно отдать ему свою Территорию, хитрую, непокорную, коварную, дву — да даже трехликую, как позже окажется.  И ничего не поделаешь — надо. Нет в других такого куража, они — стопроцентно не смогут. А у этого есть крохотный, но шанс.  Надо отдать — и остаться при должности, при кабинете, при начальственном кожаном прикиде, повышенном окладе,  всем том, что ни стоит ни гроша, что Будда,  не задумываясь бы, обменял  на молодые ноги и здоровое сердце.

Авторы: Максимов Владимир  и Эдуард Гизатуллин http://vk.com/album-37440610_155359954

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизатуллин http://vk.com/album-37440610_155359954

 

И Сергей Баклаков уходит в опасный одиночный маршрут за реку Ватап, чтобы  вернуться с золотом обратно, не себе его найти, людям, всем, для страны. Ведь только так и можно шагнуть в неведомое, рискуя жизнью…

http://vk.com/albums-37440610?z=photo-37440610_289504089%2Fphotos-37440610

http://vk.com/albums-37440610?z=photo-37440610_289504089%2Fphotos-37440610

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мне нравится заставка в фильме «Территория», где вместе с титрами оживают полевые дневники, заметки, геологические карты.  И какое же это, оказывается,  счастье, увидеть на большом экране  брезентовую палатку,  вьючные ящики, рюкзаки, чайник закопченный…

http://vk.com/album-37440610_155359954

http://vk.com/album-37440610_155359954

Полевой палаточный лагерь,  в котором, если приглядеться к кадрам в фильме,  к подвесному мосту привязана веревка, а на конце ее болтается  в холодной горной речке мешок — со свежим мясом, например. Вместо холодильника. Иногда, знающие люди говорят, так и водку охлаждали.

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин  http://vk.com/album-37440610_155359954

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин http://vk.com/album-37440610_155359954

Нравится мне кожаная куртка на товарище Чинкове —  у папы была почти такая же,  монгольской мягкой кожи, очень ценились, ветер такую куртку не пробивает, тепло:

http://vk.com/album-37440610_155359954

http://vk.com/album-37440610_155359954

 

Это большая удача — смотря фильм вспомнить, узнать собственные истоки, те правила и принципы,  что определили и твою жизнь вплоть до мелочей.  Меня всегда изумлял в фильмах такой прием:  опасная ситуация, какой-нибудь девочке или тетеньке говорят: «никуда ходить нельзя, жди нас» — и уходят, например, на разведку местности. После чего она, обязательно,  тут же снимается с насиженного места и прет на рожон, получая в итоге по голове и огребая кучу неприятностей.  По меркам моего детства —  это полная дикость, недопустимое поведение.  Если сказано «нельзя» — значит, «нельзя». Сиди и жди. Где тебя искать, если ты уйдешь? Вот если не вернулись, если стало понятно, что случилась беда — вот тогда иди, проявляй инициативу, выживай, как сможешь, вот теперь и геройствуй на здоровье.  Категорический запрет в геологии ходит в маршруты в одиночку —  он же не с потолка взят.  Только начальник партии — опытный геолог —  имел негласное право ходить один,  да еще проводник-эвенк, остальные — строго в паре. Потому что предполагалось, что и опытный геолог, и охотник-эвенк  способны  самостоятельно рассчитать степень риска. И в фильме, как мне кажется, хорошо показано, как возникали эти запреты, как установки военного времени, когда надо работать несмотря ни на что, сменялись техникой безопасности времени мирного, где лишние жертвы ни к чему: к примеру, нас учили, что  нельзя выскакивать вот так запросто из вертолета с работающими винтами  и идти по своим делам. Головы совершенно реальным людям сносило, как гильотиной.  Вывалился — и лежи плашмя на земле, пока винты не остановятся, целее будешь.  Только там, где нельзя глушить машину, и то, с массой предосторожностей —  там можно.

И  героический одиночный маршрут Баклакова закончился бы весьма плачевно, не спаси его старик Кьяе с внучкой.

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин  http://vk.com/album-37440610_155359954

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин http://vk.com/album-37440610_155359954

 

Да и вообще поиски золота на Территории — дело коллективное, общее дело.  Все идет в один котел:

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин  http://vk.com/album-37440610_155359954

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин http://vk.com/album-37440610_155359954

 

И  промывка ручьев Скарабеем, и найденное партией Жоры Апрятина  месторождение киновари, позволившее средства, направленные на его освоение, перегруппировать,  и шурфовые работы партии Монголова —  все сыграло свою роль.

И вот тут встает неизбежный  вопрос — а как вообще можно рассказать в фильме о работе геологов?   Ведь как выглядела победа Чинкова, его доказательство наличия золотой россыпи на Территории  в книге Олега Куваева?

«… Вышел Баклаков. Он поймал брошенный из-под век взгляд Будды: «Спокойно и не зарывайся». Баклаков и начал нарочито спокойно. Он описал геологическое строение долины реки Эльгай. С подробными петрографическими данными рассказал о двух типах гранитов — более древних, за пределами работы партии, и молодых, распространенных, видимо, по всей территории. Вскользь рассказал о возможном делении на формации лав Кетунгского нагорья.  «Касситерита на территории партии не обнаружено, — сказал Баклаков. — Причина, по нашему мнению, заключается…»

— Об олове мы знаем достаточно, — перебил его Робыкин. — Но странное дело! На реке Эльгай работает разведка. О ней мы не слышали ни слова. Или в Поселке не знают, сколько стоит день работы разведки и сколько стоит один шурф? — Робыкин обвел всех присутствующих взглядом, как бы приглашая понять столь очевидную нелепость.

— Или нечего сказать, или засекречено, — сказал тот же приближенный Робыкину голос. Баклаков опять поймал взгляд Чинкова, внимательный и настороженный.

— В приложении к отчету изложены возможные перспективы золотоносности. Данных по разведке просто пока нет, так как промывка шлихов приурочена к весне. Есть предположение…

— Об этом позвольте мне, — сказал Чинков. Он встал. — в отчете изложено мнение Сергея Александровича Баклакова о возможном для Территории типе ловушки для золотых россыпей. Эти ловушки приурочены к зонам пересечения разломов. По предварительным данным разведки…

В это время раскрылась дверь, и, как в кино, возник Монголов. На мгновение в проеме мелькнула победная фигура Голубенчика, который за пять часов успел захватить самолет, поймать Монголова и доставить его в управление. Монголов был небрит и, как никогда, походил на кадрового армейского неудачника. За Монголовым топал Малыш с фанерным листом на вытянутых руках. На листе лежали пронумерованные мешочки со шлихами.

— Как подтверждение взглядов авторов отчета на золотоносность, мы можем продемонстрировать пробы из долины реки Эльгай, — закончил Чинков. — Еще раз напоминаю, что пробы намыты именно в том месте, которое теоретически предсказал инженер Баклаков.

Баклаков поймал на себе мгновенный фотографирующий взгляд Робыкина.

Малыш хотел положить фанеру на стол Чинкова, но передумал и сунул лист на колени сидящего рядом с Робыкиным представителя Города. Все мешочки были заполнены равномерным желтым песком с самородками. в нескольких лежали отдельные крупные яйцевидные с вкраплениями кварца куски золота.  «

Это одна страничка из почти трехсотстраничного романа —  и по ней можно снять отдельную серию — про разные типы гранитов, про то, как завхоз  Голубенчик искал и захватывал  самолет, чтобы доставить небритого Монголова в управление, про атмосферу на совещании,   —  и попытаться подробно объяснить, что, к примеру,

ШЛИХ —
остаток (концентрат) минералов, получаемых в результате промывки рыхлых отложений или дробленых горных пород и минеральных образований.

И если в шлихах — то есть в концентрате минералов, оставшихся после промывки горных пород присутствует весовое  золото — то есть золото, которое можно взвесить —  то вот тогда речь может идти об открытии  месторождения промышленного золота, о том, что его можно извлечь из горной породы: несколько грамм из тонны руды.

Помню я это золото, принесла как-то мама из лаборатории. В маленькой, плотно закрытой пробирке, наполненной черной угольной массой, тускло поблескивали, если пробирку долго крутить в руках, две или три крохотных пылинки желтого цвета. Вот и все  легендарное золото. В этом плане картонная корона, которую папа сделал мне на Новый Год, приклеив к ней роскошные блистающие драгоценности из битого цветного стекла и покрасив ее специальной «золотой» краской выглядела куда как более представительно, прямо как и должна выглядеть настоящая золотая вещь.

Поэтому рассказать визуальными средствами о поисках геологами золота — совсем не простая задача.

К тому же роман наполнен людьми, за каждым — своя уникальная судьба.

Не так уж и много мы видим, например, в кадре секретаря Будды строгую  Лидию Макаровну:

http://vk.com/albums-37440610?z=photo-37440610_288670024%2Fphotos-37440610

http://vk.com/albums-37440610?z=photo-37440610_288670024%2Fphotos-37440610

«Лидия Макаровна сидела перед зачехленной машинкой, смотрела в стену и курила. В пепельнице неряшливой горкой дыбились докуренные до мундштука папиросы «Норд». Привычкой палить папиросы до «фабрики», одеждой (не то жакет, не то китель из темного шевиота), собранной кое-как прической и неласковым взглядом Лидия Макаровна напоминала замотанных вдов военного времени.»

А ведь ее судьба тоже тянет на отдельный фильм:

«Баклаков, как во сне, подумал о том, что когда-то Лидия Макаровна была очень красива. Это чувствовалось. Была красивая комсомолка Лида, туманным утром сошедшая с парохода в бухте, залепленной диким скопищем бараков, палаток, землянок, на месте предстоящих архитектурных излишеств. Строгий отбор ленинградского горкома направил ее в места, где имелось мало законов. Была романтическая, известная на весь «Северстрой» любовь с одним из первооткрывателей золотоносных россыпей реки. Но нет уже первооткрывателя, сорвавшего в длинных маршрутах сердце. Был муж, диктатор золотого прииска. Но нет уже мужа, сгоревшего от допинга — чифира пополам со спиртом, в бессонные годы, когда золота требовала война и служебное порицание, если требовалось, было одним: высшая мера. Но выше  высшей меры был долг, ибо золота требовала война. И нет уже сына, морского летчика, сбитого где-то над Баренцевым. Есть Лидия Макаровна, ангел-хранитель молодых инженеров, страх и совесть местного комитета, верный адепт Будды, может быть, единственный человек, которому Будда полностью и безоговорочно доверяет. Есть усталая ироническая женщина, всегда в измятом полувоенном жакете и всегда с папиросой «Беломорканал» в полуопущенном угла рта».

Лидия Макаровна воюет с начальством за то, чтобы для молодых специалистов сделали нормальное общежитие:  такое, где нет льда по углам помещения — а в старом он не тает даже летом, где крепкая крыша и можно не бояться ни дождей, не метелей, где не семьдесят коек в одном месте, а отдельные роскошные комнаты:  на два жильца.

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин  http://vk.com/album-37440610_155359954

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин http://vk.com/album-37440610_155359954

 

Книга объемна   —  а время у фильма ограничено, нужно урезать, перекраивать сюжетные линии, сокращать количество героев, сокращать время, за которое произошли описанные в книге события

Герои, кстати, получились все как один обаятельными в каких-то космических масштабах, от Кефира:

http://vk.com/photo-37440610_299744047

http://vk.com/photo-37440610_299744047

и Бога Огня:

http://vk.com/photo-37440610_299744047

http://vk.com/photo-37440610_299744047

До прелестной Тамары:

http://vk.com/photo-37440610_298873909

http://vk.com/photo-37440610_298873909

Одно удовольствие смотреть на них на всех.

Для того, чтобы рассказать о Территории людям, далеким от геологии, создатели фильма применили такой прием: повествование от лица стороннего человека.   В книге автору ближе всего Сергей Баклаков, его глазами мы видим основные события, это взгляд изнутри.

В фильме же рассказ идет от лица журналистки Сергушовой. Это  — взгляд извне, со стороны.

Авторы: Владимир Максимов и Эдуард Гизатуллин. http://vk.com/album-37440610_155359954

Авторы: Владимир Максимов и Эдуард Гизатуллин. http://vk.com/album-37440610_155359954

 

И получается вот какая интересная штука… В книге молодая журналистка оказывается на Территории отнюдь не по своей воле,  ленинградка, она мечтала о работе в Риме — а оказалась на краю земли, в богом забытом Поселке, вынуждена сидеть голодной в недостроенной общаге, спасаясь от холода под маминым одеялом. В дверь ломятся какие-то странные нетрезвые типы с коньяком наперевес и у каждого —  только ослабь оборону  —  наготове душераздирающая  история о тяжелой судьбе одинокого  мужественного  полярного волка.  Она —  неприкаянная жертва обстоятельств. Во всяком случае, по мнению Баклакова: «Он очень жалел  Сергушову. Он жалел, потому что знал: она никак не может найти себя. Как женщина, человек, в конце концов, журналист».

В фильме же «многоуважаемая товарищ Сергушова» амазонка еще та, которая прекрасно знает, чего она хочет: а хочет она писать о золоте Территории, узнав о нем в Городе и ринувшись вместе с Буддой в Поселок.  С такой мотивацией ни холод, ни голод ей нипочем.  Она здесь — как рыба в воде.

В книге — глядя на события глазами Баклакова — мы не очень понимаем, почему  ему,  разведчику  Баклакову, надежному  парню, питерская журналистка предпочла ненадежного съемщика Гурина. 🙂

http://vk.com/albums-37440610?z=photo-37440610_288669496%2Fphotos-3744061

http://vk.com/albums-37440610?z=photo-37440610_288669496%2Fphotos-3744061

Ведь, кроме шуток,  Баклаков прав:  единичный философ, балагур и интеллектуал Гурин — опять же при всем своем циничном брутальном обаянии — человек с гнильцой внутри, слабый. Его сил еле-еле хватает на себя самого, на других — уже не остается.

И дело тут даже не в том, что они — соседи по комнате — оба (якобы в шутку)  ухаживали за одной девушкой, а проник, в итоге, под жаркое одеяло «Сахара» Гурин, что, разумеется, обидно для  его соперника.

Дело в том, что Гурин при этом соперничестве, оказавшись счастливым обладателем женщины,   целенаправленно и расчетливо унизил Баклакова, русским языком пригласив его на совместные посиделки в комнату журналистки после работы, и поставив перед закрытой дверью, за которой разворачивался бурный секс:

» — Сергей! — окликнул его вышедший следом Гурин. Баклаков оглянулся.

— Я проспорил дюжину шампанского нашей приятельнице. Соизволь вечером заглянуть.

— Я чертежника у топографов сманил. Часов до девяти буду на работе. Потом зайду…

… Он вышел из управления в десять часов. С бухты дул несильный, но острый, как нож ветер. Поднимаясь из низинки, он увидел в ее окне квадратную тень головы Гурина. Он подумал о Суюмбике и о том, как у них зимой. Наверное, у них хорошо и ясно зимой.

Он постучал, но ему не ответили. В комнате послышалась какая-то возня. Баклаков сказал дурацким голосом: «Это я». И даже дернул дверь. Дверь была заперта. По дороге он все-таки не выдержал и оглянулся — свет был погашен. Ему было стыдно, как никогда.

… Было воскресенье, и он вспомнил, глядя на нетронутую койку Гурина, что забыл оставить заявку, чтобы его пустили на работу. Теперь вахта уже не пропустит. Придется сидеть дома.

«Не смотаться ли на лыжах?» — подумал он. Но и этот вариант не годился. В темноте по каменным этим застругам в два счета превратишь драгоценные «ярвинен» в щепки.

Часов в двенадцать он услышал баритон Гурина, смех, потом хлопнула дверь и стало тихо. «Схожу на бухту пешком», — решил Баклаков.

Появились Гурин с двумя бутылками шампанского и прораб Салахов, который нес кружки и бутылку спирта.

— Давай оросим душу, — сказал Гурин. — Посмотрим на жизнь сквозь вино.

Было видно, что он уже крепко выпил с утра.

— Пойду компот принесу. — Салахов вышел.

— А ты знаешь, сокоешник, — усмехнулся Гурин. — Наша приятельница под платьем не такая худышка, как это можно подумать. Вовсе даже наоборот.

Баклаков увидел, что глаза у Гурина какие-то совершенно пустые. Он встал и очень сильно ударил его «.

Драку в фильме нам не показали, а жаль: вот я бы с куда большим удовольствием посмотрела на нее, нежели чем на голую попу бегущего по льду за собаками человека.

Но зато в фильме мы  видим, на чем основан роман Гурина и Сергушовой — они же одного поля ягоды, у них единый культурный код, они оба из Ленинграда.  Они говорят на одном языке — ну как же тут устоять?

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин  http://vk.com/album-37440610_155359954

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин http://vk.com/album-37440610_155359954

И оскорбительная каверза Гурина оборачивается для Баклакова неожиданной удачей: она помогла решить задачу по разгадке совместного сосуществования золота и олова на Территории. Баклаков бы разобрался и так, но позже. А тут, в ярости,  — получив адский взрыв адреналина в крови — он за одну ночь разобрался и в загадке золота Территории, и в своей личной судьбе.

http://vk.com/albums-37440610?z=photo-37440610_288669479%2Fphotos-37440610

http://vk.com/albums-37440610?z=photo-37440610_288669479%2Fphotos-37440610

 

Это позволило подготовить в срок отчет для защиты его в Городе, доказать наличие золота на Территории и получить требуемые средства для проведения уже полноценной разведки.

Мы видим эту напряженную ночь в темном, холодном помещении управления, раскалена электрическая плитка и булькает на ней колба термического стекла с кипящей водой.

Но смещение ракурса повлекло за собой определенные тектонические подвижки… По логике фильма получается, что книгу «Территория» написала журналист Сергушова: Гурин ее собой в партию не взял, и чтобы любимая женщина не кисла от скуки в Поселке, посоветовал ей, беззаботно тыкая пальцем в клавиши пишущей машинки: «Книжку напиши».

Но «Территория» написана Олегом Куваевым!

http://vk.com/albums-37440610?z=photo-37440610_364052080%2Fphotos-37440610

http://vk.com/albums-37440610?z=photo-37440610_364052080%2Fphotos-37440610

 

Это — очень мужская книга, с безапелляционными высказываниями, со страстными,  спорными утверждениями («работа на износ, как высшая цель существования»),  с вызовом. Но  автор свою жизнь прожил в полном соответствии с продекларированными в книге принципами — и ушел от нас в том возрасте, когда уходило очень много геологов. Я с детства помню, что в той  среде, где жили и работали родители, возраст от сорока до пятидесяти считался очень опасным для мужчин. Уже наступает усталость организма после работы на износ, а человек все пытается жить в соответствии со старыми установками. И тут его инфаркт — бац!,  инсульт — бац!,  язва желудка, цирроз печени, зубы сыплются, суставы болят… Романтика суровых мест — она же только издалека, в книжках прекрасна. А на самом деле это очень тяжело и нужно сильно-сильно любить свою работу и северную землю, чтобы так жить… И вот если геолог сможет перейти за пятидесятилетний рубеж — у него есть шансы прожить еще долгий, относительно спокойный отрезок жизни — особенно, если он не один, если это семейная пара, где оба — геологи.

И Олег Куваев, инженер-геолог, жизнью своей оплатил право говорить:

«День сегодняшний есть следствие дня вчерашнего, и причина грядущего дня создается сегодня. Так почему же вас не было на тех тракторных санях и не ваше лицо обжигал морозный февральский ветер, читатель? Где были, чем занимались вы все эти годы? Довольны ли вы собой?…»

В устах же молодой журналистки Сергушовой эти слова звучат совершенно по иному.

Так же крайне спорной представляется мне предфинальная сцена, где Баклаков, идущий своим маршрутом в паре с Седым до смычки с маршрутом Жоры Апрятина, находит золотую ЖЫЛУ:)  в живописной скале —  чтобы все поняли, вот оно, нашли! После чего бывший уголовник Седой, обезумев, стреляет в Баклакова, забирает золото и уходит.

Но зачем, зачем Седому все это?!

Да, он бывший уголовник — но ведь  Территория то  место, где людей оценивают по их реальным качествам, все же на виду.  Здесь он — уважаемый человек в команде самого Будды! («Валька относился к Седому с молчаливым почтением»).  Участник общегосударственного дела.  Частица великолепной команды.

Знаете, сколько денег он получит по окончании полевого сезона? Мамин двоюродный брат Денис Васильевич Овчинников всю жизнь вспоминал, как он — парень из деревни Красноярово, что под Улан-Удэ  —  после своего первого сезона работы в геологии получил столько, что мог легко «Волгу» себе купить.

Закончится летний полевой сезон — и согласно трудовому законодательству Седой поедет в оплачиваемый  отпуск поправлять здоровье.  Зарплата с северными, отпускные, плюс еще государственная премия за открытие месторождения. В самый бархатный сезон он сможет рвануть на лучшие  курорты Крыма, в здравницы Кавказа, где счастливые официанты вокруг него будут лезгинку танцевать.

Именно он, Седой, а не фотограф Гриша «Шесть на девять» из «Места встречи…» имеет все шансы  хвастаться громкими победами над женщинами —  вплоть до укротительниц тигров.

Сможет после  огромного! законного!  отпуска вернуться в Поселок  и рассказывать небрежно  приятелям:

— Влюбилась там в меня одна балерина, прям как кошка. Любила меня страстно…

И это будет чистой правдой: потому что он — в новеньком, с иголочки, модном костюме и совершенно чистых носках,   до синевы побритый, подстриженный, одеколоном побрызганный в парикмахерской по высшему разряду, весь такой вернувшийся с Севера герой  —  в состоянии зайти на курорте в ювелирный магазин, скупить там — совершенно законно — прилавок золотых украшений, ссыпать их небрежно горой на поднос и сложить к ногам дамы сердца: мужественный, но такой одинокий  полярный волк, не желаете ли коньячку за наше неожиданное приятное знакомство?…

И весь этот праздник жизни он рушит в один момент:

а) становясь рецидивистом,

б) подводя себя под ряд расстрельных статей,

в) лишаясь не только хорошо оплачиваемой, престижной  работы, уважения, но и северной  пенсии в пятьдесят пять лет — с возможностью выехать на постоянное место жительства в любую точку Советского Союза,

д) и все это на изолированной от Большой Земли Территории, покинуть которую можно либо самолетом, либо пароходом.

ЗАЧЕМ?

Мы же и так знаем,  что Жора Апрятин вытащит, донесет до людей  Баклакова, случись что,  как спасли сломавшего ноги Гурина, как добрались до Салахова и Феникса, оставшихся зимой без еды и топлива в тундре за триста пятьдесят километров до Поселка и встречать спасенных сбежались  все.  Это же Территория, это же наши люди. Именно они — настоящее золото Территории.

«С нагорья в долину Лосиной ползла полоса тумана. Через час она накрыла их, и листы карты, металл винчестера и камни сразу покрылись каплями влаги.

… Через неделю Баклаков вышел на базу своей партии. Все повторялось, и он чувствовал привычное состояние неутомимости. Баклаков был очень доволен маршрутом и тем, что повстречал Жору Апрятина. Конфликта на западной границе маршрута не будет. Может быть, ему повезет и он встретит Семена Копкова. «Но если в начале маршрута везуха, то невезуха будет в середине или в конце», — думал Баклаков.

Палатка их стояла в долине, один край которой был голубым от цвета составляющих его лав, второй зеленым. Сидя на склоне, Баклаков профессионально вглядывался в контуры этой смешной долины. Он увидел Куценко, Карзубина и Седого. Они шли с верховьев ручья. Судя по нагруженным рюкзакам, также ходили в многодневку. Они подошли к палатке, заглянули в нее, и все трое стали смотреть на горы. Видимо, ожидали, что Баклаков уже вернулся. Баклаков сидел неподвижно, и увидеть его на фоне камня было нельзя. Куценко разулся. Обостренным зрением Баклаков видел его квадратные ступни. Кученко всегда разувался после маршрута. Карзубин с чайником пошел к ручью, из палатки донесся шум примуса. Была предвечерняя тишина, и звуки доходили очень ясно и четко. Баклаков поднялся и бегом на легких ногах стал спускаться по склону.

«Мы все обреченные люди, — думал он на ходу. — Мы обречены на нашу работу. Отцы-пустынники и жены непорочны, красотки и миллионеры — все обречены на свою роль. Мы обречены на работу, и это, клизма без механизма, есть лучшая и высшая в мире обреченность».

— Эпиталама! Начальник идет, — громко сказал у палатки Валька Карзубин.

Им еще предстояло, матерясь, проклиная судьбу, разыскивать во время июльского снегопада третью продуктовую бочку. Вальке Карзубину еще предстояло стонать ночами от ломоты в непривычных к мокрой работе руках. Им еще предстояло выбраться в верховья Ватапа, Серой Воды, и месяц плыть по реке, пересекать в маршрутах тундровые урочища. Им предстояли выход в пустынное устье и переходы по штормовому осеннему морю. Им предстояли маршруты в глубь побережья, предстояло слушать свист ветра в песчаных дюнах, и ждала  работа в гиблой губе Науде, насквозь пропахшей сероводородом. Им предстояло запомнить багровые на полнеба закаты и колебание одинокой метлицы на галечных косах. Предстояло неделю сидеть у Туманного мыса, ежедневно пытаясь его обогнуть. Каждый раз шквальный ветер отшвыривал их обратно, они молча выбирались на берег, жгли костер из плавника, сушились и снова сталкивали вельбот на воду. И снова ветер заливал их и отбрасывал обратно за скалы.

Лишь ярость окончания сезона давала им в это время силы. Им предстояло запомнить это лето до конца дней, потому что оно напоминало о себе перебоями сердца, ночной испариной тела.

Может быть, это было последнее лето по старой методике «Северстроя» — «делай или умри».

И в целом фильм «Территория» —  хороший фильм.  Он рассказывает моим детям о моих родителях. Показывает Север.  Уже за это я ему благодарна.

Качественное издание книги «Территория», приуроченное к выходу фильма, сделало издательство «Paulsen»:  http://www.paulsen.ru/catalog/polar/890/

Официальный сайт фильма: http://territoriafilm.ru/

Группа фильма «Территория» ВКонтакте: http://vk.com/territoriafilm

 

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин  http://vk.com/album-37440610_155359954

Авторы: Максимов Владимир и Эдуард Гизитуллин http://vk.com/album-37440610_155359954

Бал «Однажды в Иркутске»

План города Иркутска

План города Иркутска

У студии старинного танца «Antiquo More»  уже достаточно длительное время существует маленькое камерное развлечение: ролевые балы, обыгрывающие жизнь Иркутска девятнадцатого века — но Иркутска особого,  связанного с реальной историей лишь опосредованно. В этом Иркутске приземляются воздушные шары, доставляющие путешественников в Вену, в него приезжают прекрасные авантюристки и лихие английские спецагенты, разыскивающие секретные сведения, способные перекроить карту мира, отправленные из Китая в коробочке с изысканным императорским чаем. 🙂

Но было бы крайне небезопасно юным созданиям учить историю Иркутска по этим  летописям. 🙂

Балы проводятся в прекрасном, словно созданном для этого развлечения месте: заново отреставрированном здании музея истории города, что расположен на улице Франка-Каменецкого, бывшей Мяснорядской.

В январе месяце  у хозяина особняка, купца первой гильдии, золотопромышленника, чаеторговца Волынского Владимира Геннадьевича день рождение, поэтому Владимир Геннадьевич и его супруга Марина Николаевна созывают гостей на веселый праздник.

Хозяева дома Волынские Владимир Геннадьевич и Марина Николаевна с племянницей Светланой Николаевной и Михаилом Григорьевичем Фирсовым, другом главы семейства

Хозяева дома Волынские Владимир Геннадьевич и Марина Николаевна с племянницей Светланой Николаевной и Михаилом Григорьевичем Фирсовым, другом главы семейства. Если щелкнуть на фото — оно увеличится до полного размера.Всякий раз балы проходят не так, как задумано.:) В этом-то и состоит их прелесть. Прошлый бал назывался «Сибирская лилия» https://vk.com/event64510048 , на котором главным явлением должно было стать представление редчайшего самородка   — той самой «Сибирской лилии», которую похитили накануне бала.  История была крайне запутанная,  поэтому писать о ней нужно отдельно.:)

Гвоздем же этого бала должен был стать приглашенный в качестве сюрприза очень дорогой итальянский тенор, которого жаждали пригласить к себе все иркутские семейства — но он заболел, как и многие гости.  Мы же расскажем, как проходил бал, с точки зрения супруги губернатора Елены Серафимовны Затопляевой, урожденной Кузьминкиной.

Эпоха знаменитого губернатора Восточной Сибири Муравьева-Амурского еще только грядет, а пока в Иркутске царит Иван Иванович Затопляев — душевнейший человек, патриот, большой государственный деятель, слуга царю, отец горожанам.

Иван Иванович — редкостный обжора, пьяница,  казнокрад и взяточник — то есть обаятельнейшая личность, за что его ценят горожане и боготворит дражайшая супруга Елена Серафимовна, которая в девичестве была дочерью купца весьма средней руки, а стала могущественной губернаторшей.  Иван Иванович с Еленой Серафимовной любят золотые, серебряные и бриллиантовые подношения, но не брезгуют и другими подарками. Елена Серафимовна обожает когда ее называют Элен.

В последнее время Иван Иванович так разъелся, что уже даже не может ездить верхом: лошади под ним приседают, не в силах снести столько пудов мужской красоты.  В прошлом году в Иркутск приезжал чиновник по особым поручениям и Иван Ивановичу пришлось  срочно скрываться на водах.  Но после отъезда чиновника он восстановил прежнее влияние и с новыми силами принялся за государственные дела.

Одним из любимейших дел Иван Ивановича является инспектирование рюмочных заведений госпожи Потоцкой Анны Сигизмундовны (см. список гостей бала: http://vk.com/topic-83427243_31426368)

Анна Сигизмундовна и Елена Серафимовна являются заклятыми приятельницами:

PiZ

Регулярные визиты Иван Ивановича серьезно подрывают бюджет заведений Анны Сигизмундовны, она спит и видит чету Затопляевых свергнутой.

Елена Серафимовна же ненавидит рюмочные госпожи Потоцкой, ведь после их инспектирования губернатора всегда тянет на разнообразные подвиги, а уж сколько хорошей одежды загублено Иван Ивановичем по разным канавам…  Вот и на этот бал Елене Серафимовне пришлось идти в старом платье, которое требует серьезных реконструкций, но поток подношений уменьшился, а расходы губернатора увеличились.

Буквально перед балом Иван Иванович в очередной раз проверил работу рюмочной, после чего отправился инспектировать оранжерею знаменитой иркутской купеческой династии Басниных.

Баснины у себя в усадьбе построили оранжерею, в которой развели коллекцию редких для Сибири растений, о чем подробно написали «Иркутские губернские ведомости»:

В выставочном зале в главной оранжерее В. Н. Баснина открылась выставка растений, организованная владельцем. Внимание каждого посетителя привлекали многочисленные цветущие розы: ремонтантные, чайные, гибридные, центифолии. На заднем плане группировались вечнозеленые растения: мирты, магнолии, лавры, кипарисы. На боковых этажерках благоухали ландыши, гвоздики и циценарии, пестрели кальцеолярии и вербены. Чудесный страстоцвет — пассифлора — растягивал свои длинные ветви под самым потолком, и оттуда свисали его изумительные цветы. В других отделения оранжереи были помещены камелии, питтоспорумы, апельсины, лимоны, мандарины, разнообразные растения Америки, Австралии, Капской земли, Японии и Китая. Цвели олеандры и различные амариллисы, пеларгонии, герани, причудливые орхидеи.
В обширной плодовой оранжерее грунт устроен террасами. На вершине были посажены персики, на второй — сливы, на нижней — вишни.
Яблоки, груши орехи и прочее рассажены в кадках. Ранеты и другие яблони, а также персики и сливы давали плоды.
В теплице центральное место занимали ананас и виноград, зреющие гроздья которого висели под стеклом. Здесь плодоносило кофейное дерево, цвели кактусы и великолепный кринум. Этой выставкой В. Н. Баснин подвел десятилетний опыт по акклиматизации растений в открытом грунте. Оранжереи размещались на площади усадьбы между улицами Баснинской и Малой Трапезниковской.

https://vk.com/event83427243?w=wall-83427243_42%2Fall

Желая лично увидеть диковинки, пьяный  Иван Иванович прошел по оранжерее индийским боевым слоном: поскольку стоять вертикально он был уже не в состоянии, губернатор совершил обход на четвереньках,  обгрыз в качестве закуски ценные образцы и вступил в неравный бой с кактусом.  Кактус победил и Иван Иванович пал на поле брани.

Срочно вызванная Басниными Елена Серафимовна спасла своего героя, примчавшись с  лекарем.  Иван Ивановича, горланящего пьяные песни,  привычно загрузили на носилки и торжественно вынесли из усадьбы.  Оранжерею владельцам пришлось на несколько дней закрыть, чтобы устранить разрушения.

Лекарь достал медицинским пинцетом из Иван Иваныча Затопляева сто сорок семь кактусовых иголок — и предписал раненому полный покой до выздоровления.

И на бал в честь дня рождения купца Волынского губернаторше опять пришлось идти одной.

8Ft1t-gCdCc_1

Как только Иван Иванович занемогает — его власть в Иркутске начинает шататься и крениться.  Тут же на глазах начинаются интриги и заговоры:

qnQdda8_biI

Горожане совершенно не ценят усилий губернатора и готовы настучать на него любому приезжему чиновному лицу, хотя бы и Тучину Вячеславу Александровичу:

yuVN1Ba_Egs

(Молодой человек на фотографии — гимназист Семен Николаевич Родионов, у нас в Иркутске все гимназисты ходят в такой авантажной форме:) )

На балу присутствовало много приезжих гостей. Заглянул Максимилиан Осипович Маркс, этнограф, метеоролог и мемуарист:

Zuw3dtTKI-s

он развлекает светской беседой  Марию Александровну Дорохову, начальницу Девичьего института Восточной Сибири.

Мехами наших дам снабжает Олимпиада Филлиповна Мыльникова, которая занимается пушниной  ( она в фиолетовом платье, беседует с молодым композитором Людвигом Шпором).

KkwN4r8kzvw

И, несмотря на то, что представительством Государственного Банка в Иркутске весьма успешно управляет Родион  Алексеевич Яковлев, надворный советник, из Свердловска прибыл с загадочными целями банкир Алексей Дитрихович фон Шварте:

sPWPKtMC9is_1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Про него господина фон Шварте супруга Родиона Алексеевича Вера Георгиевнапошутила, что он вампир, но Елена Серафимовна приняла эти слова за чистую монету.:)  Потому что все эти банкиры — кровопивцы, если разобраться!  И (на всякий случай)  побаивалась весь бал Александра Дитриховича, даже во время танца:

pj4emSfnK9U_1

Потому что нет ничего надежнее для денег, чем сундук Иван Ивановича — без всяких там банков.

А вообще для Елены Серафимовны бал начался с расстройства — хозяин дома не пригласил ее, губернаторшу, в первую пару полонеза. Елена Серафимовна, чтобы успокоить нервы, была вынуждена выпить несколько больше, чем следовало бы,  знаменитого волынского квасу. Этот квас хозяева дома делают сами и жизнь в нем просто бурлит, а градусы зашкаливают…  В чем-то этот квас может поспорить и с напитками, подаваемыми в рюмочных госпожи Потоцкой — поэтому никакой вины в дальнейшем случившимся с Еленой Серафимовной нет.

Слегка поднабравшись, губернаторша увидела на балу ИХ:

ua_TpJWjsPA

Нет, не Гаврилу Матвеевича Игумнова, купца 1-й гильдии, золотопромышленника с Густавом Ивановичем  Радде, географом  и натуралистом — нет, она увидела УСЫ Густава Ивановича, великолепнейшие свежеприклеенные усы.:)))

Усы Густава Ивановича произвели в Иркутске фурор небывалый!

fT_RDork7BY

Своими неотразимыми усами герр Радде сражал дам и девиц наповал!

yjGtWWS8JB8

 

А когда он лихо  крутил фигуры в контрдансе, головы теряли не только девицы, но и почтеннейшие матери семейств: сама Анна Михайловна Фирсова, не стесняясь присутствующего здесь же супруга Михайлы Григорьевича (золотопромышленника и поставщика пушнины в модные дома Петербурга и Москвы)

z9Zw_p7DXk8

послала господину Радде воздушный поцелуй и прилюдно назвала его «душкой» — что можно объяснить лишь магнетическим воздействием немецких усов.  Правда, серьезный вид Михайлы Григорьевича в этот несомненно скандальозный момент говорил, что будь тут потемнее, он бы живо этому германскому душке усы-то  бантиком бы  завязал…

В битву с усами смогли вступить лишь пары  хмельного кваса Волынских, не уступающего крепости царской водке, и разъедающие все.  Но германский дух и качество не дали себя побороть:

qiRThbL7Yes_1

А  Елена Серафимовна была лишь слабой женщиной — ну как она могла устоять перед таким великолепием?

rPdJ_E-SpX4_1

И ладно бы только сногсшибательные, моднейшие усы на истинно арийском лице:

x_216e772e_1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в сочетании с германским лоском и выправкой весьма опасные для дам —  здесь бы Елена Серафимовна еще бы справилась, но…

Но когда Густав Иванович Радде, —

географ и натуралист, член-корреспондент Петербургской Академии наук, обладатель Золотой Константиновской медали — высшей награды Императорского Русского географического общества, золотой медали королевы Виктории (англ. The Victoria Medal) Королевского географического общества за выдающиеся заслуги в географических исследованиях, лауреат Демидовской премии — самой почётной неправительственной наградой России

— когда он делал бровью этак:

fZGsdhdpcMU_1

Елена Серафимовна Затопляева, губернаторша,  стекала на пол от нахлынувших чувств — и ничего не могла с собой поделать.

Елена Серафимовна поняла, что всю жизнь была германофилкой, несмотря на свои французские королевские корни:

a-5IwMH3pK8_1

 

С помощью флирт-карт салона  Елены Владимировны Кузнецовой, племянницы Натальи Владимировны, дочь влиятельного купца из Илимска, занимающегося пушниной

GBuPqOaoTdU_1

флирт развивался как по маслу:

8U3mFCJsIuQ_1

Елена Серафимовна и Густав Иванович даже поцапаться успели на почве германо-российских разногласий.

И хотя многие дамы желали заполучить неотразимые усы Густава Ивановича в качестве трофея, в том числе и госпожа Анастасия Павловна:

ShHcCrCBFIY_1

И не только она:

ssPvDtGUtPk_1

 

но к десерту  Елена Серафимовна поняла, что святой долг сибирского гостеприимства обязывает ее:

tZC4UptCJlM_1

 

 

как хозяйку города оказывать всяческое содействие современным научным изысканиям и по окончании бала:

gFhXFnwIL5k_1

 

 

она решительно повезла Густава Ивановича на вечерний чай к губернатору, дабы свести более близкое знакомство с его неотразимыми усами в  спокойной домашней обстановке — все равно Иван Иванычу после битвы с кактусом вставать нельзя и герр Радде  в безопасности:

mRz6RfSjXzc_1

 

Густав Иванович, как исследователь и этнограф, был не вправе отказаться от изучения незнакомых форм жизни —  долг ученого превыше всего!

Наутро, после бурных ночных, простите, научных исследований варварских народов Сибири  усы Густава Ивановича торчали веером от многочисленных открытий  и понадобилось несколько тюбиков клея и тщательный моцион, дабы придать им надлежащий лоск.

Через несколько дней Густав Иванович, продолживший экспедицию,  покинул радушнейший губернаторский дом, сердечно распрощавшись с гостеприимной четой Затопляевых.

Еще не оправившийся Иван Иванович сердечно пожелал гостю всяческих успехов, в душе надеясь, что заезжий немец доберется-таки до Тибета, как и обещал, и там дикие горные племена снимут его великолепнейшие усы вместе со скальпом, а череп оправят в серебро, дабы распивать из этой чаши свои хмельные напитки.

Но в большом и щедром сердце Елены Серафимовны навсегда запечатлелся неотразимый образ отважного натуралиста, мужественного этнографа Густава Ивановича Радде:

Herr_Gustav

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

проведшего свои научные исследования с германским педантизмом и дотошностью, и обогативший духовный мир Елены Серафимовны замечательными немецкими ругательствами (вырывавшимися от восхищения).

______________________________

Автор фотографий  — кроме последней —  Анна Хмыльнина.

Сообщество бала находится здесь:  https://vk.com/event83427243

Я прошу прощения у участников бала, чьи не менее захватывающие истории не попали сюда — но противостоять усам герра Радде не было никаких сил:)

История о страстных поцелуях и белых высоких кроссовках:)

Начнем:)

Я лежал на половиках, вцепившись в подушку, упавшую
вместе  со  мной.  В  комнате  было  совсем  светло.  За  окном   кто-то
обстоятельно откашливался.
     -- Ну-с,  так...  -- сказал хорошо поставленный мужской голос. -- В
некотором  было  царстве,  в  некотором  государстве  был-жил  царь,  по
имени...   мнэ-э...   Ну,  в  конце  концов  неважно.  Скажем,  мнэ-э...
Полуэкт...  У него было три сына-царевича.  Первый...  мнэ-э-э... Третий
был дурак, а вот первый?..
     Пригибаясь, как  солдат  под  обстрелом,  я  подобрался  к  окну  и
выглянул.  Дуб был на месте. Спиною к нему стоял в глубокой задумчивости
на задних лапах кот Василий.  В зубах у него был зажат цветок  кувшинки.
Кот  смотрел  себе  под  ноги  и  тянул:  "Мнэ-э-э..."  Потом он тряхнул
головой,  заложил передние лапы за спину и,  слегка сутулясь, как доцент
Дубино-Княжицкий на лекции, плавным шагом пошел в сторону от дуба.

(Стругацкие А. и Б. «ПОнедельник начинается в субботу»)  http://www.lib.ru/STRUGACKIE/ponedelx.txt

Воспоминания эти заново всплыли на поверхность благодаря статье «Что носили в 90-х»  http://www.pics.ru/chto-nosili-v-90-h

На майские праздники мы с Маринкой Тимофеевой — студентки исторического факультета Иркутского государственного университета —  решили выбраться из Иркутска, из опостылевшей общаги номер шесть на улице Сибирской, и  съездить к ней домой.

1013479_851528428243715_8672707667560097743_n

 

 

 

 

 

 

В село Алтачей Бичурского района республики Бурятия.  Потому что мы обе родом из Бурятии — только я с геологического севера, а она с аграрного юга.  Маринка — из семейских: потомков староверов, переселенных в Бурятию в середине девятнадцатого века.

Их села всегда были наособицу: очень чистые бревенчатые дома выкрашены масляными красками в живописные цвета, с палисадниками.  Когда семейских сослали  за Байкал, им разрешили самим выбирать места для своих поселений. Дело это было нелегкое: климат в Бурятии  резко континентальный, нужно было найти  долины, где бы вызревала пшеница: и тепла было бы достаточно, и воды.  Такие места нашлись почти на самой границе с Монголией и негласной столицей семейских стала Бичура, знаменитая своей улицей Коммунистической — самой длинной деревенской улицей в мире (18 км).  Семейские принесли в Сибирь замечательный  генофонд.:) Двадцатый век, конечно, подразмыл старые установки: не пить, не курить, не сквернословить, работать в полную силу, — но все равно не смог их победить.

Ехать от Иркутска до Алтачея всего-ничего: ночь поездом до Улан-Удэ, в плацкарте, разумеется, потом полдня рейсовым автобусом (машина сейчас доходит за два часа, но автобус неспешно пилил часов пять).  Это не до Таксимо двое суток в поезде трястись  в объезд Байкала.

Сам Алтачей — он аж  из трех деревень состоит, которые друг с другом в сложных взаимоотношениях с давних времен:).  А Маринкин дом —  на возвышении, да и сам высокий,  из трех окон по фасаду все дворы в округе видны.  Очень похож на вот этот, но еще краше:  http://www.youtube.com/watch?v=wr3az9h5XnY   А вот фотографии Алтачея этого же автора: http://xommep.livejournal.com/115499.html

При доме все, что полагается: и огород на полгектара, и коровник, и свинарник, и курятник, пшеницу выращивают на колхозных полях,  пекут хлеб из своей муки — тот самый, что неделю не черствеет и вкуса бесподобного. В магазинах, как и полагается в девяностые годы, шаром покати, но оттуда требовались чай, сахар да конфетки, всю остальную еду, по большому счету,  сами производили.

(И — отклоняясь в сторону — помню я, как приезжала в Алтачей посмотреть на маленькую Вероничку, Маринкину дочку, которой тогда еще и годика не исполнилось.  И как меня отправляли утром обратно в Улан-Удэ, такси вызвали (по секретному номеру). Валентина Андреевна, чтобы я, не дай боже, с голоду по дороге не умерла за целых два часа, яишенку маленькую  утром сделала — на домашнем сале шкворчащем, пяток яиц.:) Бутербродик со своим маслом и своим мяском  — в пути пожевать.  Представляете длину городского батона? У батона Валентины Андреевны это была ширина.:) А длина — ровно на половину стола и пластали батон, естественно, повдоль, чего мелочится-то.  А какое это все вкусное, я вообще молчу — тут самому пробовать надо, как опишешь, например, знаменитый черемуховый торт? С черемухой в Бичуре и ее окрестностях семейские что только не делают: пироги пекут, торты, ватрушки.  Спелую черемуху собирают, сушат, перемалывают вместе с косточками. Получается такая темная мука пряного вкуса, со специфической горчинкой — как у ликера «Амаретто». 🙂  Для торта нужно много бисквитных  коржей (яиц не жалеть!)  с такой мукой — прослоенных сметаной, взбитой с сахаром. Деревенской сметаной, той, в которой ложка вертикально стоит.  Такому торту ни корица, ни какие другие пряности не нужны, там черемуха солирует. )

Маринка — она семейская, но не совсем.:)  В послевоенные годы правительством Советского Союза было решено укрепить педагогические кадры Бурятии молодыми специалистами.  Юных педагогинь из центральных районов России после институтов и училищ массовым распределением отправляли в Сибирь,  к нам  в республику — годика три всего отработать… Ага.:)  Расстелили в Улан-Удэ перед ними карту — выбирайте школу, какую хотите, работы всем хватит. Новоиспеченный педагог Валя зажмурилась и пальцем ткнула в село поближе, там написано было, что грузовое такси до столицы республики ходит, а уж из Улан-Удэ до дома  самолет. Поработать немного — и домой, на родину, к маме… Приехала  — а тут  синеглазый красавец Севостьян Тимофеев ее поджидает…:)  И Марина Севостьяновна-то наша  — младшенькая из трех.:)

Маринка рассказывала — и ведь всю жизнь мама в Алтачее прожила, сколько поколений односельчан выучила, а все равно «не нашенская».:))) Мы — дети — свои, а она —  сторонняя. Семейские!:)

Ну вот, приезжаем мы, значит, все такие модные. Городские студентки, не хухры-мухры.  Но, надо сказать, май месяц у нас — это не время для сногсшибательных лосин (см. пункт 25 «Лосины» статьи «Что носили в 90-х»:) ). Это время теплых рейтуз с начесом, снег только-только сошел, а кое-где и не сошел. Хорошо, если на первомайскую демонстрацию можно без шапки и перчаток выйти:).  Спортивный костюм и почтикожаная куртка — тоже ничего. Но мы не только модные, мы еще и  интеллектуальные   — последнюю кассету «Наутилуса Помпилиуса»  привезли:).  Севостьян Григорьевич послушал, головой покачал. Только и спросил: «И что, теперь ТАК поют?»:)

Накормили нас с дороги, напоили, спать уложили — а на следующий день мы, как мне помнится, поехали с Маринкой в Бичуру, посмотреть на семейскую столицу, на самую длинную в мире деревенскую улицу (не знаю, почему в Википедии написано 17 километров. Я помню, мне говорили — восемнадцать!:). И там, гуляя по плоскому каменистому руслу речки (Бичуры? Хилка?) — мы встретили Маринкину школьную любовь. С другом. 🙂

Вот тут и надо сказать, почему в эпиграф вынесен эпизод из «Понедельника» братьев Стругацких:). Потому что память девичья — она такая девичья.  Я помню поджарого блондина. В белых кроссовках (см. пункт  11 «Фирмовые кроссовки»:) ).  Отлично помню те кроссовки. Я все помню — кроме имени:)  Как тот кот: э-э-э-… мнэ-э-э-э… Андрей? не Андрей!… Леха? не Леха! Пашка? не Пашка… скажем, Полуэкт… Пришлось звонить Маринке и получать по полной программе: «Как целовалась, значит, помнишь, а как зовут — не помнишь?! Юрка же!»:)))  Блин! Ведь точно — Юрка. Они же оба были Юрки, два закадычных другана. Поэтому я имя и второго Юрки вспомнить не могла.:)

Как это обычно бывает со школьной любовью — там все было очень сложно. Невыносимо сложно.  И невозможно друг без друга, и вместе тоже быть нельзя.  Не расплести этот узел, не разрубить…

А вот у второго Юрки слава-то в Алтачее была… не совсем чтобы вот… До баб он был охочий и для девиц опасный.  Как он сам про себя гордо говорил: «Из породы гончих!»:) Опять же, сколько бы не ахали сегодняшние эстеты «ужасужас!», глядя на тогдашние моды — а ничего не ужас, все по делу:).  Белые высокие кроссовки свою роль играли, как и было задумано, гарантировано привлекали внимание девушек.:)

Встретились, поздоровались, поболтали, расстались. Договорились, что мальчики организуют выход на природу, дабы познакомить заезжую гостью с красотами родного края.:)  На аршан сходим.  Есть в Бурятии — на юге, в сторону Тунки —  всемирно знаменитый Аршан — целебный источник, куда бесчисленными потоками едут туристы из Иркутска и Улан-Удэ.  Но в каждом районе так же есть и свои местные аршаны, не менее целебные:).

Собралась довольно большая компания. Маринкина подруга Тамара со своим бой-френдом, Сергей Касперович (его жена второго малыша ждала, поэтому дома осталась), Юрки, мы с Маринкой.  Сначала долго шли по пересеченной местности в одну сторону. Потом обратно.:)  На аршане чайку попили, семечек пощелкали.:) От самогонки с газировкой, которую мальчики заботливо  приготовили (см. послесловие к статье «Как одевались в 90-х» про спирт с юппи:)) ), мы как-то отказались.:).  Весело было, хохмили много, прикалывались. Все, как надо.:)  Сфотографировались на память, Маринка снимала:

arschan_93_1

 

 

 

 

 

В чайнике — чай, в баночке, похоже, самогон:), Юрки сидят. И хохмят, хохмят.

Помнится мне, они даже нас на мотоциклах покатали…

У Касперовичей в гостях посидели (а у них сейчас четверо ребятишек!).

Ну вот, а вечером, как стемнело, Юрки пришли дружить с нами на Маринкину лавочку.:) «Дружить» — это такой емкий глагол, обозначающий, как парочки гуляют по деревенским улочкам.:)  Сейчас бы, наверное, сказали «у них отношения»,  тогда скромно говорили «они дружат»:) .

Несмотря на всю сложность и запутанность отношений, Юрка вполне законно дружил с Маринкой и имел полное право прийти на лавочку. Как школьный друг и товарищ.

Второй Юрка, опять же, как Юркин  друг, имел не менее полное законное право прийти с лучшим другом. А чо такого?

Между домом Маринки и домом Юрки, который в белых кроссовках была такая ложбина. Юркин дом стоял на другой улице, параллельной улице Пушкина, на которой жила Маринка.:)  К его дому можно было попасть двумя путями (это важно!) либо короткой дорогой напрямую, через ложбинку, либо длинной — в обход до места, где две улицы соединяются.

Лавочка — место для свиданий безопасное. С одной стороны она вроде как за забором, уже на улице, с другой — практически под окнами избы, под контролем у старших. Да и из других домов простреливается взглядами во всех направлениях.  Опять же, многочисленная детвора, которая на улице непременно толчется — это же шпиёны высшей масти, они все родителям тут же докладывают, как я, пятилетняя,  маме про сестру: «А она уехала с каким-то парнем на мотоцикле! Нет, это не рыжий Морозов!»

Сидели на лавочке, значит, ля-ля-тополя… А как совсем уж сумерки — Юрки нас гулять повели по улочке, чтобы это  — ноги размять.:)  И ловко так они заранее сговорились, что раз — и разделили.  И мы с Юркой очутились около его дома… А Маринки-то рядом нет…

«Да ты не волнуйся, они сейчас подойдут, давай подождем…».

И тут надо сказать, что такое зимовьюшка.:) В центральных и южных частях России подобное строение обычно называют летней кухней.:) А у нас — зимовьюшкой. Бревенчатая избушечка, там печка, стол, кровать, можно жить. По мудрому деревенскому обычаю туда  отселяют подросших сыновей.:)  Пусть там с такими же охламонами слушают свои громко орущие магнитофоны и чинят свои мазутные мотоциклы.:)  Ну и тэ  дэ.

Ну вот, минуя родительский дом, завернули мы в Юркину зимовьюшку — Маринку с Юркой подождать:). А то в другом месте они же нас не найдут, заблудятся!

Ждем, значит, отставших друзей,  разговариваем — и вдруг я понимаю, ОЙ, меня целуют…:)  И чувствуется, вот очень чувствуется, что человек любит и, главное, знает свое любимое дело.:)  Талант… А это всегда впечатляет. Как и белые высокие кроссовки:)

Правда, у меня вдруг резко обнаружилась врожденная (неизлечимая)  астма, которая не предполагает нахождение в закрытом помещении. 🙂  Я могу ждать Маринку — но только на свежем воздухе…:)

Ладно, выбрались на улицу. Ночь, звезды, красота.  Но там же холодно! Алтачейские рыцари не могут позволить, чтобы дама (всего лишь в одной куртке из шкуры молодого дермантина, не считая утепленного спортивного костюма, да) замерзла насмерть. Ее же надо согревать — и своей не менее модной курткой,  и собственным горячим телом.:)

— Ну ладно, я согрелась, спасибо…

— Тогда давай все-ж таки под крышей подождем, буквально секундочку.

Блин, на улице согревают,  в зимовьюшке опять целуют, и как-то надо так это…  —  к двери поближе, подальше от горизонтальных поверхностей держаться… И Маринка куда-то делась!

Маринке в это время второй Юрка изо всех сил заговаривал зубы:).

В общем, поперемещались мы туда-сюда, то под крышу, то под звездное небо, и Юрка загрустил — время-то вытекает, сколько там  еще второй Юрка продержится…

Спросил мрачно:

— Ответь только на один вопрос: ты девочка?

Ну и получил в ответ:

— Не-а.

Возмущенный вопль:

— Ну а какого тогда…?!

Хе-хе, ну вот такой вот я загадочный зверек…:)))  А нефиг к солидной замужней женщине (третий год только официально зарегистрированного брака!) тут с глупостями приставать, разбежался, ага. Ты меня для начала у пиратского папы отбей, если сможешь.

А пиратский папа, надо сказать, всех своих потенциальных соперников побеждал, не шевеля и пальцем, одними только своими безупречными античными пропорциями.:)   Когда он вплывал в поле моего зрения — я зачарованно таращилась на него, как на ожившую греческую статую.:) В моих глазах — он был очень, просто невероятно красив.

У него не было белых высоких кроссовок,  но у него были настоящие французские джинсы песочного цвета!:) Его друг Владька (из Мариуполя) в студенческую пору активно  фарцевал — а в их с пиратским папой  группе учились чернокожие студенты из бывших французских колоний, которые на каникулы домой и обратно ездили строго через Париж.:) И привозили оттуда много чего хорошего.:)  Джинсы были настолько классными, что их нет в приведенном списке модных вещей. Носил их пиратский папа долго, мы их художественно штопали до  последнего.:)

Конечно, не было тогда у Юрки шансов,  до неизбежных  семейных кризисов было еще далеко, стояла самая романтичная пора брака.

Ну вот,  убедившись, что дело не выгорело, Юрка повел меня к Маринкиному дому. Длинной дорогой.:) Чтобы хотя бы те пятнадцать-двадцать минут, пока мы идем, в тех домах, где едва-едва шевельнутся занавесочки на окнах, поверили, что Юрке можно еще одну звездочку на фюзеляже рисовать.:)

Потому что как только мы с Маринкой воссоединимся, весть о том, что Юрику в этот раз не обломилось с городской очень быстро  (без всяких современных социальных сетей) разлетится и по Алтачею, и по Бичуре, и по всему Бичурскому району, Улан-Удэ, Чите и Иркутску:).

Подходим к Маринкиному дому — а там на лавочке никого!

А в это время Маринка, которая уже заподозрила неладное, решительно прервала токования своего Юрки и они короткой дорогой пошли к зимовьюшке.:)

Пришли. Ночь. Звезды.  Дверь закрыта. И непонятно — снаружи ее закрыли или изнутри.:) «Случаи-то разные бывают». (с):)

«Так», — сказала тогда Маринка. — «Если твой кобель Юрка мою Юльку сейчас обидит, не жить ни тебе, ни ему».

А в наших местах с раннего детства приучают людей тщательно выбирать слова и стараться, чтобы они не расходились с делами. Это вам не интернет.

Поэтому Маринкин Юрка знал, что ее слова — не угроза, а план дальнейших действий.

Попытался выломать дверь, а потом полез на крышу зимовьюшки.:)))  Чтобы, видимо, накат разобрать и сверху вовнутрь попасть:).  Он же знал, что у друга задумки-то наполеоновские:).

И тут появились мы с Юркой —  совершившие кругосветное путешествие по Алтачею и вернувшиеся к зимовью короткой дорогой.:)))

Собственно говоря, на этом история и заканчивается. На следующий день была еще деревенская дискотека, но на ней уже ничего особо интересного не случилось.:) А потом мы с Маринкой уехали, первомайские праздники закончились.

У Юрки в белых высоких кроссовках где-то в городе была невеста, он, вообще-то, собирался жениться и остепениться:). Больше мы никогда не встречались.

И Маринка своего Юрку тоже больше никогда не видела, хотя и приезжает к родителям регулярно…  У них обоих все хорошо, но словно судьба разводит, не дает больше встретиться.  Вплоть до того, что в один из последних приездов Маринка в Бичуре вошла в магазин с одной стороны — и в этот же самый  момент, как потом выяснилось, Юрка вышел с другой, сел в машину и уехал. Я же говорю — сложное и запутанное это дело, школьная любовь…

Столько воды утекло, и имена забыла насмерть — а белые кроссовки и поцелуи помню:).

И чувство благодарности осталось — ведь есть что вспомнить на старости лет!:)   Нетрудно догадаться, что впечатления от того майского вечера  легли в основу сцены, где Янтарный целует Пушистую:).  http://booksmarket.org/book/Uliya-Galanina_Hroniki-drakonov-i-ludei—1-Ot-desyatoi-luny-do-chetvertoi.html

 

 


					

К «Слову»:)

Появилась еще одна страница в истории «Слова о полку Игореве» и это замечательно.:)
Связана она с таким краеугольным камнем в исследованиях «Слова», как обстоятельства его находки и опубликования в конце восемнадцатого, начале девятнадцатого века. А обстоятельства были э-э-э… несколько туманными:
П.2.»Особенности дискуссии о подлинности или неподлинности «Слова о полку Игореве» связаны прежде всего с некоторой неясностью и таинственностью обстоятельств, при которых оно стало известно общественности.
СПИ было издано в 1800г. А.И. Мусиным-Пушкиным. По сообщению последнего, оно входило в состав приобретенного им рукописного сборника. Но способ приобретения остается не совсем ясным; А.И. Мусин-Пушкин говорил об этом скупо и уклончиво.» Зализняк А.А. «Слово о полку Игореве»: взгляд лингвиста. М. «Рукописные памятники Древней Руси», 2008 г., С. 13.

И сейчас история находки рукописного сборника обросла новыми подробностями: http://novayagazeta.livejournal.com/2454278.html
Александр Бобров, сотрудник Пушкинского Дома, один из последних учеников академика Лихачева, нашел архивные документы, по которым можно сделать выводы, откуда граф Мусин-Пушкин получил список «Слова» пятнадцатого века, и более того, кто, возможно, был автором этого списка, благодаря которому «Слово» и дошло до наших дней.

А рассказал нам об этом в блоге «Новой Газеты» http://novayagazeta.livejournal.com/2454278.html
Андрей Чернов, писатель, член Петербургского ПЕН-клуба.

И все бы было замечательно, если бы не послесловие автора к статье, которое все смазало. Ну и комментарии к ней, в которых разные культурные люди, успешно освоившие клавиатуру, вальяжно друг другу хамят.

Послесловие выглядит так:
___________________________
Под текст

Игорь ведет своих ратников «испить шлемом Дона». Ведет к Тмутаракани (Тамани) и Корсуни (сейчас это Севастополь). Ведет в чужую землю, где даже дождь обрушится на его воинов не струями, а стрелами. Бог предупредил его солнечным затмением, природа, и та против. Но этому князю волю диктует не Бог, а его собственная гордыня, злобный архаический Див.

С Дивом в качестве вожатого войско обречено (перевод А. Чернова):

Вот тогда князь Игорь в злато стремя
вступал.
Выезжал он в чистое поле.
Солнце ему тьмою путь
преграждало,
ночь стонала ему грозою,
птичьим свистом зверей пробудив.
Но взметнулся Див,
с вершины Древа кличет,
велит трепетать земле незнаемой —
Волге и Поморью, и Посулью,
Сурожу и Корсуню,
и тебе, тмутараканский истукан!

А после гибели Игоревой рати на Русь приходит беда. Плещет лебедиными крылами Дева Обида. Скачут по беззащитной земле чудища Карна и Жля:

Уже напала хула на хвалу,
уже насело насилье на волю,
уже накинулся Див на землю.
________________________________

Это просто классический пример того, как можно интерпретировать любой древний текст в соответствии с собственными установками, нисколько не заморачиваясь тем, что в тексте у нас ситуация совсем не такая однозначная.

Есть замечательный, просто волшебный ресурс: Параллельный корпус перевод текста «Слова о полку Игореве»:http://nevmenandr.net/slovo/pro.php

Вот с его помощью и посмотрим, что там у нас с походом.
Начинается все неплохо:
«Игорь ведет своих ратников «испить шлемом Дона».» 
Ведет ратников? Ведет.

Почнемъ же, братіе, повѣсть сію отъ стараго Владимера до нынѣшняго Игоря, иже истягну умь крѣпостію своею и поостри сердца своего мужествомъ,
наплънився ратнаго духа, наведе своя храбрыя плъкы на землю Половѣцькую за (на) землю Руськую.
Тогда Игорь възрѣ на свѣтлое солнце и видѣ отъ него тьмою вся своя воя прикрыты.
И рече Игорь къ дружинѣ своей:
«Братіе и дружино! Луце жъ бы потяту быти, неже полонену быти,
а всядемъ, братіе, на свои бръзыя комони да позримъ синего Дону»
Спала князю умь похоти, и жалость ему знаменіе заступи искусити Дону Великаго.
«Хощу бо, – рече, – копіе приломити конець поля Половецкаго, съ вами, русици, хощу главу свою приложити, а любо испити шеломомь Дону»
(звенья 6-13. http://nevmenandr.net/slovo/zvenja.html)
Ведет к Тмутаракани (Тамани) и Корсуни (сейчас это Севастополь). 
Простите, а вот тут уже возникают вопросы. Откуда мы знаем, куда ведет свои храбрые войска князь Игорь? Мы знаем лишь, что он сообщает дружине, что «Хощу бо, – рече, – копіе приломити конець поля Половецкаго»,- то есть вступить вместе со своей дружиной в битву в конце поля Половецкого — пройдя его до самого конца — и либо голову сложить, либо испить шеломом воду Дона. А Доном тогда именовался Северский Донец. Что собственно говоря, прекрасно видно на картах: http://feb-web.ru/feb/slovenc/refers/es5/es5-3091.htm
И сообщает это Игорь своему небольшому войску в крайне интересный момент: сразу же после затмения, сопровождающегося неблагоприятными для Игоря и его войска знамениями, грозящими, вообще-то, смертью всем участникам мероприятия. Войску, у которого есть мощное право вето на любые действия князя: если войско считает, что цели похода не совпадают с возможностями воинов, оно просто не идет за ним, и князь ничего не может сделать. Как не пошли не те же самые полки в февральскую метель на соединение с остальными русскими войсками: :

«Игорь, уведав о походе Святослава, немедленно собрав войска, хотел идти чрез поле к Святославу и Рюрику, но вельможи рассуждали пред ним, что догнать уже невозможно, ибо Святослав пошел уже 8 дней назад. Но Игорь, не приняв совет тот, пошел с войском возле Сулы. Февраля же 26-го была такая великая вьюга, что не могли в день пути найти, и потому принужден был остановиться и к бою не поспел»/ Татищев В.Н. История Российская. Часть вторая. Сообщение под 6693 (1185) годом, второй абзац, подзаголовок: Игоря Святославича ревность. Сула 

(Люди, читавшие «Слово», прекрасно знают, что слова о намерениях неразумных младших Ольговичей пронестись победоносным вихрем вплоть до града Тьмутороканя, а вместо этого попавших в плен, запустивших половцев на Русь и опозоривших славу своих отца и деда — звучат из уст бояр киевской дружины, находившейся, мягко говоря, с князем Игорем в некоторой оппозиции:
««И ркоша бояре князю: Уже, княже, туга умь полонила.
Се бо два сокола слѣтѣста съ отня стола злата поискати града Тьмутороканя, а любо испити шеломомь Дону. Уже соколома крильца припѣшали поганыхъ саблями, а самаю опустоша въ путины желѣзны.
Темно бо бѣ въ ґ̃ день: два солнца помѣркоста, оба багряная стлъпа погасоста и съ нима молодая мѣсяца, Олегъ и Святъславъ, тъмою ся поволокоста.» звенья 100-103)
Поход неблагоприятен с самого начала и автор «Под текста» это подчеркивает:
«Ведет в чужую землю, где даже дождь обрушится на его воинов не струями, а стрелами

Насколько эта земля чужая для русских князей — вопрос, опять же, как мы понимаем, очень и очень дискуссионный. Даже если мы забудем карту из учебника шестого класса «Русь в X — начале XII века», где зеленым цветом, обозначенным как «территория Древнерусского государства» отмечены та самая Корсунь, та самая Тьмуторокань, (куда, вроде бы, понесся, невзирая ни на какие темные солнца, князь Игорь), да еще и Белая Вежа за компанию — так вот, если мы это все отметем, ибо что нам учебник, но под какой ковер спрятать неудобные генеалогии? Русские князья Ярославова гнезда в конце двенадцатого века настолько тесно породнились с ханами Поля Половецкого, что для них это не чужая земля, это земля их ближайших родственников. Все свои.

«Бог предупредил его солнечным затмением, природа, и та против»
Князь Игорь прет и поперек бога, и поперек природы — лишь бы Тьмуторокань атаковать. (Он же ратников туда ведет, не торговый караван.)

Казалось бы — ЗАЧЕМ?

Автор объясняет:
 Но этому князю волю диктует не Бог, а его собственная гордыня, злобный архаический Див.
То есть, вместо противного, непонятного, полного темных лакун «Слова о полку Игореве» благодаря Андрею Чернову (писателю, члену Петербургского ПЕН-клуба) мы получаем прекрасную нравоучительную притчу о блудном сыне на материале литературы периода феодальной раздробленности: движимый гордыней (коя есть грех) и ведомый архаическим Дивом этот гадкий древнерусский князь не внял увещеваниям Бога и природы, ушел в поход, положил всех своих людей, подвергнул свою родину разорению и поруганию, а сам не погиб, а позорно попал в плен. Но, поскольку:«Прысну море полунощи, идутъ сморци мьглами. Игореви князю Богъ путь кажетъ изъ земли Половецкой на землю Рускую, къ отню злату столу.» (звено 184 http://nevmenandr.net/slovo/zvenja.html) — то Бог, как мы видим, его простил, Диву рога накрутил и князя домой привел. Ура. А всякие неудобные моменты — да кто их читать будет, они же на древнерусском.

Собственная гордыня — к вопросу о гордынях — это изобретение значительно поздних веков. В двенадцатом веке на Руси гордыня была чувством коллективным, родовым. И называлась «честь и слава». С определенным эпитетом. Добрая. Худая. И не отмоешься. На века припечатают. С целым рядом малозаметных из нашего времени, но очень прочных связей, определяющих место каждого конкретного человека в иерархии общества и управляющих его поступками. И «Слово»-то у нас не о богах, оно о людях.

С Дивом в качестве вожатого войско обречено (перевод А. Чернова):

Вот тогда князь Игорь в злато стремя
вступал.
Выезжал он в чистое поле.
Солнце ему тьмою путь
преграждало,
ночь стонала ему грозою,
птичьим свистом зверей пробудив.
Но взметнулся Див,
с вершины Древа кличет,
велит трепетать земле незнаемой —
Волге и Поморью, и Посулью,
Сурожу и Корсуню,
и тебе, тмутараканский истукан!

А после гибели Игоревой рати на Русь приходит беда. Плещет лебедиными крылами Дева Обида. Скачут по беззащитной земле чудища Карна и Жля:

Уже напала хула на хвалу,
уже насело насилье на волю,
уже накинулся Див на землю.
________________________________

А что я буду говорить — пусть само «Слово…» говорит:
И рече ему буй туръ Всеволодъ:
«Одинъ братъ, одинъ свѣтъ свѣтлый – ты, Игорю! Оба есвѣ Святъславличя!
Сѣдлай, брате, свои бръзыи комони
а мои ти готови, осѣдлани у Курьска напереди
А мои ти куряни свѣдоми къмети: подъ трубами повити, подъ шеломы възлелѣяны, конець копія въскръмлени;
пути имь вѣдоми, яругы имъ знаеми, луци у них напряжени, тули отворени, сабли изъострени.
Сами скачють, акы сѣрыи влъци въ полѣ, ищучи себе чти, а князю – славѣ».
Тогда въступи Игорь князь въ златъ стремень  и поѣха по чистому полю.
Солнце ему тъмою путь заступаше
нощь стонущи ему грозою птичь убуди, свистъ звѣринъ въ стазби;
дивъ кличетъ връху древа, велитъ послушати земли незнаемѣ, Влъзѣ, и Поморію, и Посулію, и Сурожу, и Корсуню, и тебѣ, тьмутораканьскый блъванъ.
А половци неготовами дорогами побѣгоша къ Дону Великому. Крычатъ тѣлѣгы полунощы, рци, лебеди роспущени. Игорь къ Дону вои ведетъ.
Уже бо бѣды его пасетъ птиць подобію, влъци грозу въсрожатъ по яругамъ, орли клектомъ на кости звѣри зовутъ, лисици брешутъ на чръленыя щиты.
О Руская земле! Уже за шеломянемъ еси!
Длъго ночь мркнетъ.
Заря свѣтъ запала, мъгла поля покрыла,
щекотъ славій успе, говоръ галичь убуди.
Русичи великая поля чрьлеными щиты прегородиша, ищучи себѣ чти, а князю – славы.(Звенья 19-36 http://nevmenandr.net/slovo/zvenja.html)

А уж перевод себе на этом ресурсе можно подобрать совершенно любой, вот, хотя бы, по поводу Дива что пишут в добавлении к переводу автора:

«…птичьим свистом зверей пробудив.
Но взметнулся Див,
с вершины Древа кличет,»

Фрагмент.28

Древнерусский текст:  нощь стонущи ему грозою птичь убуди, свистъ звѣринъ въ стазби;

Издание Р. О. Якобсона Нощь стонущи ему грозою пътичь убуди, свистъ звѣ ринъ въ сьта съби.

Текст А. А. Зализняка нощь стонущи ему грозою птичь убуди; свистъ звѣринъ въстазби.

Екатерининская копия Нощь стонущи ему грозою птичь убуди;

Первое издание нощь стонущи ему грозою птичь убуди; свистъ звѣринъ въ стазби;

Текст Н. А. Мещерского нощь стонущи ему грозою птичь убуди свистъ зверинъ въста,

Реконструкция А. Дыбо нощь стоноущи емоу грозою|пътичь оубоуди свистъмь звѣри||нъ възбисѧ

Щукинская рукопись нощь стонущи ему грозою итичь убуди. […]

Реконструкция В. В. Колесова но́щь стону́щи ему грозою̀ пти́чь убудѝ, свѝстъ звѣри́нъ въстазби,

Перевод Первого издания грозная, восставшая ночью буря пробуждает птиц; ревут звери стадами;

Перевод Д. С. Лихачёва ночь стонами грозы птиц пробудила;||свист звериный встал,|

Перевод О. В. Творогова ночь стенаниями грозными птиц пробудила, свист звериный поднялся, встрепенулся

Перевод Р. О. Якобсона Ночь, стонучи над ним грозою, птах пробудила, а свист звериный сгрудил их сотнями.

Перевод В. А. Жуковского Ночь, грозою шумя на него, птиц пробудила;|Рев в стадах звериных!|

Перевод В. В. Капниста Ночь, стеня, грозою разбудила птиц; воют собравшиеся звери,

Перевод М. Д. Деларю ночь, застонавши черной грозой, хищных птиц разбудила; в степи воют звери…

Перевод Л. А. Мея Застонала ночь, грозою разбудила птиц;|Воют звери на распутии;|

Перевод А. Н. Майкова Ночь пришла – та взвыла, застонала|И грозою птиц поразбудила.|

Свист звериный встал кругом по степи;|

Перевод Г. П. Шторма ночь, стонущи, ему грозою птиц пробудила;|свист звериный встал вблизи;|

Перевод К. Д. Бальмонта Будит ветер птиц кричащих, свист зверин в норах звериных,|

Перевод С. В. Шервинского Ночь грозой застонала,|Встревожила птиц,|Свист поднялся звериный,|

Перевод И. А. Новикова Ночь, стеная,|Грозою|Птиц пробудила;|Свист звериный|Восстал.||

Перевод В. И. Стеллецкого ночь стонала ему грозою, птиц пробудила;|свист звериный стада сбил.|

Перевод А. К. Югова и ночь,|ропща на него грозою,|птиц прибила!..|Взбились половцы!|Свищут свистом звериным,|

Перевод С. В. Ботвинника ночь грозой застонала и птиц пробудила;|свист звериный раздался,|

Перевод А. Г. Степанова ночь –|стоная грозой.|Птичий свист пробудился,|зверье встает.|

Перевод А. Ю. Чернова ночь, стонавшая ему грозою, птичьим посвистом зверей пробудила.

Перевод И. И. Шкляревского Ночь громовыми стонами птиц пробудила.|Свист звериный поднялся.|

Перевод В. М. Гончарова Пробудились птичьи гомоны,|Полнясь свистами звериными.|

Перевод Н. А. Заболоцкого Ночь грозою птиц перебудила,|Свист зверей несется, полон гнева,|

Перевод Н. И. Рыленкова А ночь грозой всех тварей разбудила.|Во мгле ненастной слышен вой звериный,|

Перевод Ю. А. Косирати ночь, стонущи ему,|грозовую Птичь явила;|свист звериный|

Перевод Е. А. Евтушенко Стоном|грузная гроза|птиц предупреждала.|

Перевод В. П. Буйначёва Грозою стонущая ночь свист птичий затушила,|Зверей же подняла и в стаи сбила.|

Перевод Л. А. Дмитриева ночь стонами грозы птиц пробудила, свист звериный поднялся,

Перевод Н. А. Мещерского ночь, стонущая ему грозою, птиц разбудила, свист звериный поднялся

Перевод Э. Я. Гребневой темень стоном на страх ему птиц возбудила,|свист звериный поднялся,|

Перевод А. С. Тинькова Ночь стонущи ему грозою птиц разбудила, свист звериный в стада их сбил,

Перевод А. Чеснокова Ночь грозит ему грозою|Зверь пернатый раскричался|

Перевод А. С. Шишкова Ночь, гроза и буря страшная|Пробудили всѣхъ зловѣщихъ птицъ. –|Воютъ звѣри средь глухихъ лѣсовъ,|

Перевод Н. Язвицкого темнота препинаетъ имъ путь; отъ треска громовъ горъ твердость трясется; грозная буря надъ главами ихъ шумитъ; зловѣщія птицы черными крыльями машутъ надъ ними; хищные звѣри вокругъ ихъ стадами воютъ.

Перевод И. Сирякова Птицы въ лесѣ пробуждаются,|Звѣри дикїе въ стадахъ рѣвутъ,|

Перевод А. Палицына Остановляетъ путь, скрывая солнца зракъ;|Отъ громовъ твердостъ горъ трясется подъ ногами,|А буря грозная шумитъ надъ ихъ главами;|Летятъ зловѣщія со тьмою птицы вдругъ,|И звѣри хищные стадами воютъ вкругъ.|

Перевод Я. Пожарского ночь, стоня отъ страху, птицъ пробудила; звѣри воютъ по дорогамъ;

И т.д.

Фрагмент 29:

Древнерусский текст:  дивъ кличетъ връху древа, велитъ послушати земли незнаемѣ, Влъзѣ, и Поморію, и Посулію, и Сурожу, и Корсуню, и тебѣ, тьмутораканьскый блъванъ.
Издание Р. О. Якобсона Дивъ кличеть вьрху дрѣва: велить послушяти земли незнаемѣ – Вълзѣ и Поморию, и Посулию, и Сурожю, и Кърсуню, и тебѣ, Тъмутороканьскыи бълване …
Текст А. А. Зализняка Дивъ кличетъ връху древа: велитъ послушати земли незнаемѣ –Влъзѣ, и Поморiю, и Посулiю, и Сурожу, и Корсуню, и тебѣ, Тьмутораканьскый блъванъ!

Екатерининская копия Дивъ кличеть връху древа, велитъ послушати земли не знаемѣ, влъзѣ, и по морію, и по Сулію, и Сурожу, и корсуню, и тебѣ Тъмутороканьскый блъванъ;

Первое издание дивъ кличетъ връху древа, велитъ послушати земли незнаемѣ, влъзѣ, и по морiю, и по Сулiю, и Сурожу, и Корсуню, и тебѣ Тьмутораканьскый блъванъ.

Текст Н. А. Мещерского Дивъ кличеть вьрху древа, велить послушяти земли незнаеме, Вълзе, и Поморiю, и Посулiю, и Сурожю, и Корсуню, и тебе, тьмутороканьскыи бълванъ!

Реконструкция А. Дыбо дивъ|кличеть вьрхоу древа|велить послоушати земли незнаемѣ|вълзѣ и поморию и посоулию|и соурожю и корсоуню|и тобѣ тьмоутороканьскыи бълване||

Щукинская рукопись Дивъ кличеть връху древа, велитъ послушати земли незнаемѣ, Влъзе, и Поморію, и Посулію, и Сурожу, и Корсуню, и тебѣ, Тьмутораканьскыи блъванъ.

Реконструкция В. В. Колесова Ди́въ кли́четъ вьрху́˽древа, вели́ть послу́шати зѐмли незна́емѣ, Въ́лзѣ, и Помо́рию, и Посу́лию, и Суро́жу, и Корсу́ню, ѝ˽тебѣ, тьмуторо́каньскыи бълва́нъ.

Перевод Первого издания кричит филин на вершине дерева, чтоб слышали голос его в земле незнаемой, по Волге и по морю, по Суле, по Суражу в Корсуне и у тебя, Тмутороканский истукан!

Перевод Д. С. Лихачёва встрепенулся див – кличет на вершине дерева,|велит прислушаться – земле незнаемой,|Волге,|и Поморью,|и Посулью,|и Сурожу,|и Корсуню,|и тебе, Тмутороканский идол!|

Перевод О. В. Творогова Див, кличет на вершине дерева, велит прислушаться чужой земле: Волге, и Поморию, и Посулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебе, Тмутороканский идол.

Перевод Р. О. Якобсона Див кличет с вершины дерев: велит прислушаться земле неведомой – Волге и Поморью, и Посулью, и Сурожу, и Корсуню, и тебе Тмутараканское идолище!

Перевод В. А. Жуковского Див кличет на верху древа:|Велит прислушать земле незнаемой,|Волге, Поморию, и Посулию,|И Сурожу, и Корсуню,|И тебе, истукан тьмутороканский.|

Перевод В. В. Капниста чучело-филин кричит на вершине дерева, велит услышать голос свой земле пустынной, Волге и поморию, по Сулью и Суражу и Корсуню и тебе, тмутороканский истукан!

Перевод М. Д. Деларю Див с верху древа кричит, велит слушать земле неизвестной, Волге,

Поморью, Сулё, Сурожу и Корсуню, а также, Тьмутороканский болван, и тебе!..

Перевод Л. А. Мея Кличет див с вершины дерева|Вести шлет землям незнаемым:|И

Поморью и Посолию,|И Корсуню и Сурожу с Волгой-реченькой,|И тебе, Тмутараканский истукан!|

Перевод А. Н. Майкова Высоко поднявшися по древу,|Черный Див закликал, подавая|

Весть на всю незнаемую землю,|На Сулу, на Волгу и Поморье,|На Корсунь и Сурожское море,|И тебе, болван тмутороканский!|

Перевод Г. П. Шторма Див кличет с вершины дерева,|велит послушать земле незнаемой,|Волге, и Поморию, и Посулию,|и Сурожу, и Корсуню,|и тебе, Тмутороканский истукан!|

Перевод К. Д. Бальмонта Кличет див в верхушке древа, чтоб его был слышен голос|По незнаемому краю, и по Волге, и по взморью,|По Суле, и по Суражу, и в далеком том Корсуне,|И тебе бы клич был слышен, истукан Тьмутороканский.|

Перевод С. В. Шервинского На дереве Див|Кличет, краю безвестному|Слушать велит,|

Слушать Волге, Поморью, Посулью,|Слушать Корсуни, Сурожу,|Слушать тебе,|Идол каменный Тмутороканский!|

Перевод И. А. Новикова Див с дре́вка кличет,|Велит послушати|Земле незнаемой:|Волге, и Поморию,|И Посулию,|И Сурожу,|И Корсуни,|И тебе,|Тмутороканский болван!||
Перевод В. И. Стеллецкого Див кличет с вершины древа,|велит послушать земле незнаемой,|Волге, и Поморию, и Посулию,|и Сумрожу, и Корсуню,|и тебе, Тмутороканский истукан!|

Перевод А. К. Югова кличут с вершин деревьев,–|сзывают дикие Землю незнаемую –|и Волгу,|и Поморье,|и по-Сулье,|и Сурожь,|и Корсунь,|и тебя,|Тмутороканский|хан!|
Перевод С. В. Ботвинника и Див на вершине|закричал,|чтоб слыхали незнаемы земли,|да Поморье,|да Волга,|да Сурож,|да Корсунь,|да по Суде,|да ты, идол Тмутороканский!|
Перевод А. Г. Степанова Взвился див на стяге,|кличет на верху древка:|смириться велит земле незнаемой,|Волге, и Поморью, и Посулью,|и Сурожу, и Корсуню,|а и тебе,|каган Тмутороканский!|

Перевод А. Ю. Чернова Но взвился Див, кличет на вершине Древа, велит прислушаться земле неведомой – Волге, и Поморию, и Посулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебе, Тмутороканский истукан!

Перевод И. И. Шкляревского Диво кличет на темной вершине,|велит по цепи послушать –|и Поморию, и Посулию,|и Сурожу, и Корсуню,|и тебе, на границе неведомых стран,|идол каменный, Тмутороканский болван!|

Перевод В. М. Гончарова Дива крик, смешавшись с громами,|Вдаль пронёсся над долинами.|Невесёлыми посулами|Разлетелся дикий ор его|От соседского Посулия|До ворожьего Помория.|Крепким словом поминаемый,|Ворогам добавив куражу,|Вестью мчит к земле незнаемой –|К Волзе, Корсуню и Сурожу.|Долетит до уха ханскаго,|Вспыхнет гневом да обидою|Во глазах тмутараканскаго|Размалёваннаго идола.|

Перевод Н. А. Заболоцкого Кличет Див над ним с вершины древа,|Кличет Див, как половец в дозоре,|За Сулу, на Сурож, на Поморье,|Корсуню и всей округе ханской,|И тебе, болван тмутороканский!||

Перевод Н. И. Рыленкова Под шум древесный кличет див с вершины.|Вещает он своей тревожной молвью|И Сурожу, и Волге, и Поморью,|И Корсуню, который виды видел,|Да и тебе, Тмутороканский идол!|

Перевод Ю. А. Косирати Веста разбудил — кличет с верху Древа,|велит прислушаться|землям потусторонним:|Поволжью и Поморию,|и Посулию, и Сурожу,|и Корсуню, и тебе —|Тьмутороканский рынок.|

Перевод Е. А. Евтушенко Встрепенулся сонный Див|на вершине дерева.|Пробурчал,|всех пробудив:|– Это что за деево?|И еще промолвил Див,|ржанье ухом ухватив:|– Слушайте по моему,|Волга и Поморие!|Корсунь, Сурож –|слу-шай-те!|Али уши не те?|Ржанье,|словно дикий рык,|так что вздрогнул каменный|идол –|старше всех старик|из Тмуторокании…|

Перевод В. П. Буйначёва Див кличет вверху дерева, незнаемые земли:|Поволжье и Поморье, и Посулье, И Сурож,|и Корсунь – велит послушать.|Да и тебя, болван Тьмутораканский,|

Перевод Л. А. Дмитриева встрепенулся Див, кличет на вершине дерева, велит послушать земле неведомой, Волге, и Поморию, и Посулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебе, Тмутороканский идол.

Перевод Н. А. Мещерского Див кличет на вершине дерева, велит прислушаться земле неведомой – Волге, и Поморию, и Посулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебе, Тмутороканский болван!

Перевод Э. Я. Гребневой Див содрогнулся,|на дереве кличет,|чтобы всем было слышно:|незнаемым землям,|Поморью и Волге,|Посулью, Сурожу и Корсуню,|и тебе, далекая Тьмуторокань.||

Перевод А. С. Тинькова Див – дух предков и их знамена развиваются на верху древка, призывают вернуть земли Артании-Готской Азово-Черноморской Руси, ставшие незнаемыми по Волге, и Поморью, и по Сулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебе Тьмутороканский истукан, взявший власть не по достоинству.

Перевод А. Чеснокова Леший на вершине кличет,|Всем, наверняка дал знать уж,|Людям, тут и там сидящим,|По протокам, по озерам,|Всем, имеющим два уха,|От Мурмана до Тамани.|

Перевод А. С. Шишкова На вершинѣ древа кличетъ дивъ,|И, увы! зловѣщій филинъ сей|Предвѣщаетъ зло, несчастіе!|

Перевод Н. Язвицкого Дивъ, сѣдящій на верху древа, прорицаетъ имъ бѣды, скликаетъ, призываетъ на помощь къ себѣ народы, велитъ, да повинуются гласу его окрестныя земли, и Волга, и море, и Сула, тебѣ черный вранъ, нечестивый Половчанинъ!

Перевод И. Сирякова Филинъ на вершинѣ древъ кричитъ,|Чтобъ въ странѣ совсѣмъ незнаемой,|Вдоль рѣкъ Волги, Суллы Суража|Вокругъ моря всюду въ Корсунѣ|И въ ушахъ твоихъ, грѣмѣлъ ихъ гласъ|Истуканъ тмутараканскїй злой!|

Перевод А. Палицына Съ вершины древа Дивъ бѣды имъ прорицая,|На помощь противъ нихъ народы призывая,|Велитъ, да гласъ его окрестны земли внявъ,|Покорствуютъ ему, на Игоря возставъ:|Сула, Сурожъ, Корсунь, и ты въ Тьмутороканѣ|Всечтимо божество въ ничтожномъ истуканѣ,|Поморіе и рѣкь великихъ Волга мать.|

Перевод Я. Пожарского дпвЪ кричитъ на вершинѣ древа, даетъ знать землѣ незнаемой, Волгѣ, и мѣстамъ, расположеннымъ у моря и Сулы, и Суражу и Корсуню и тебѣ, Тьмутараканскій болванъ.

Как мы видим, поле для исследований вырисовывается обширное, не хуже Поля Половецкого. 🙂 Но исходный текст, как мне представляется, круче всех.

<b>А после гибели Игоревой рати на Русь приходит беда. Плещет лебедиными крылами Дева Обида. Скачут по беззащитной земле чудища Карна и Жля:

Уже напала хула на хвалу,
уже насело насилье на волю,
уже накинулся Див на землю.</b>

А я прочитала в «Слове», что беда на Русь пришла значительно раньше Игорева похода. Поход был не причиной, а следствием.
И если уж мы продолжим наши переводческие штудии — то Див у нас выходит не то двойным агентом не то дикой обезьяной из лесов Бразилии («..а потом они ка-а-ак прыгнут!») : «С Дивом в качестве вожатого…»уже накинулся Див на землю» (Русскую?)  То есть сначала архаический Див повел дурачка князя в Поле Половецкое под половецкие же, естественно, стрелы, к своим, можно сказать, родным детям: «Дѣти бѣсови кликомъ поля прегородиша, а храбріи русици преградиша чрълеными щиты.» (звено 52), — а потом поворотился, да как накинулся на землю Русскую!;) Ужыс просто.

«Бишася день, бишася другый, третьяго дни къ полуднію падоша стязи Игоревы.
Ту ся брата разлучиста на брезѣ быстрой Каялы;
ту кроваваго вина не доста
ту пиръ докончаша храбріи русичи: сваты попоиша, а сами полегоша за землю Рускую.
Ничить трава жало щами, а древо с тугою къ земли преклонилось.
Уже бо, братіе, не веселая година въстала, уже пустыни силу прикрыла.
Въстала обида въ силахъ Дажьбожа внука, вступила дѣвою на землю Трояню, въсплескала лебедиными крылы на синѣмъ море у Дону, плещучи, убуди жирня времена. Усобица
княземъ на поганыя погыбе, рекоста бо братъ брату: «Се мое, а то мое же». И начяша князи про малое «се великое» млъвити, и сами на себѣ крамолу ковати
а поганіи съ всѣхъ странъ прихождаху съ побѣдами на землю Рускую.
О, далече заиде соколъ, птиць бья, – къ морю.
А Игорева храбраго плъку не крѣсити!
За нимъ кликну Карна и Жля, поскочи по Руской земли, смагу мычючи въ пламянѣ розѣ.»

(звенья 76-81)

100 И ркоша бояре князю: ↑ →
101 «Уже, княже, туга умь полонила. ↑ →
102 Се бо два сокола слѣтѣста съ отня стола злата поискати града Тьмутороканя, а любо испити шеломомь Дону. Уже соколома крильца припѣшали поганыхъ саблями, а самаю опустоша въ путины желѣзны. ↑ →
103 Темно бо бѣ въ ґ̃ день: два солнца помѣркоста, оба багряная стлъпа погасоста и съ нима молодая мѣсяца, Олегъ и Святъславъ, тъмою ся поволокоста. ↑ →
104 На рѣцѣ на Каялѣ тьма свѣтъ покрыла: ↑ →
105 по Руской земли прострошася половци, аки пардуже гнѣздо, и въ морѣ погрузиста, и великое буйство подасть хинови. ↑ →
106 Уже снесеся хула на хвалу, ↑ →
107 уже тресну нужда на волю, ↑ →
108 уже връжеса дивь на землю. ↑ →
109 Се бо готскія красныя дѣвы въспѣша на брезѣ синему морю, звоня рускымъ златомъ, поютъ время Бусово, лелѣютъ месть Шароканю. ↑ →
110 А мы уже, дружина, жадни веселія». ↑ →

Ну и напоследок порадуемся крохотной части переводов о низвержении Дива:

Древнерусский текст уже връжеса дивь на землю.

Издание Р. О. Якобсона Уже вьрже ся Дивъ на землю.

Текст А. А. Зализняка Уже връжеса Дивь на землю.

Екатерининская копия уже връжеса Дивъ на землю.

Первое издание уже връжеса дивь на землю.

Текст Н. А. Мещерского уже вьржеся Дивъ на землю.

Реконструкция А. Дыбо оуже вьржесѧ дивъ на землю||

Щукинская рукопись – – –

Реконструкция В. В. Колесова у̀же вь́ржеса Ди́въ на̀˽землю̀.

Перевод Первого издания уже филин спустился на землю.

Перевод Д. С. Лихачёва уже бросился див на землю.|

Перевод О. В. Творогова уже бросился Див на землю.

Перевод Р. О. Якобсона Уже низринулся Див на землю.

Перевод В. А. Жуковского Вергнулся Див на землю!|

Перевод В. В. Капниста Уже филин низринулся на землю.

Перевод М. Д. Деларю див уж низвергся на землю!

Перевод Л. А. Мея И повергнулся див на землю|

Перевод А. Н. Майкова Черный Див повергнулся на землю,|

Перевод Г. П. Шторма уже ринулся Див на землю.|

Перевод К. Д. Бальмонта Вражий див слетел на землю.

Перевод С. В. Шервинского Тут на землю низринулся|С дерева Див,|

Перевод И. А. Новикова Уже повержен|На́ землю Див,|

Перевод В. И. Стеллецкого уже бросился Див на землю.|

Перевод А. К. Югова ринулись дикие|на Русскую землю!|

Перевод С. В. Ботвинника Див на землю Русскую низвергся…|

Перевод А. Г. Степанова и повергся див с древка на землю…|

Перевод А. Ю. Чернова уже низвергся Див на землю.

Перевод И. И. Шкляревского Вран метнулся к нашему полю.|

Перевод В. М. Гончарова А земля под Дивом вражеским.|

Перевод Н. А. Заболоцкого Прянул Див на землю, и была|Ночь кругом и горя изобилье.|

Перевод Н. И. Рыленкова Топот половецкого набега,|

Перевод Ю. А. Косирати Уже повергло Счастье|на землю.|

Перевод Е. А. Евтушенко – – –

Перевод В. П. Буйначёва Уже в отчаянье див сверзился на землю.|

Перевод Л. А. Дмитриева уже бросился Див на землю.

Перевод Н. А. Мещерского уже низринулся Див на землю.

Перевод Э. Я. Гребневой уже ринулся Див на землю…|

Перевод А. С. Тинькова Уже брошены знамена предков на землю.

Перевод А. Чеснокова По задворкам леший бродит,|

Перевод А. С. Шишкова – – –

Перевод Н. Язвицкого изъ благоденствія и тишины низвергаемся мы въ глубину золъ.

Перевод И. Сирякова Опустился Филинъ на землю.|

Перевод А. Палицына – – –

Перевод Я. Пожарского уже повергся дивъ на землю.

и т.д.

 

Для чего я это все написала? Разумеется, для рекламы шестой части романа «Княженика» http://samlib.ru/g/galanina_j_e/alisasib6.shtml, где весьма подробно рассказывается о походе князя Игоря.

Ну а если серьезно — я не понимаю, почему — перед тем как создавать подтексты, метатексты, контексты и все прочее гиперинтеллектуальное — нельзя просто ПРОЧИТАТЬ ТЕКСТ?! Сам текст? Почему нельзя начать именно с этого? С чтения?
Никогда не пойму.